Россия идет путем СССР или Китая: что мешает укреплению рубля

Россия идет путем СССР или Китая: что мешает укреплению рубля 07.12.2012
Если президент России цитирует Дэн Сяопина, значит ли это, что он стал коммунистом? Нет, не значит. Ведь российский президент, как и российское правительство, уже второе десятилетии работает в русле "прагматизма". Вот и говорит, что "не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей".

Однако, это не важно для политики одного дня, когда всё стабильно и о будущем можно не думать. Для кризисных периодов это не годится – потому, что нужна стратегия и нужны радикальные решения. Чем хорош и чем плох прагматизм в государственной деятельности и почему в современной ситуации России нужна "идеологизированная" политика, разбирались аналитики отдела "новости России" журнала "Биржевой лидер".

Политический прагматизм – спасение и проклятие России

Политический прагматизм иногда считается эффективным принципом управления государством. Есть даже такое своеобразное непризнанное разделение: если политика основана на идеологии, значит, суть её состоит в борьбе за власть. И это считается архаичным, устаревшим основанием политики. А вот если она основана на прагматизме – то есть, на преследовании максимальной выгоды и краткосрочной эффективности, – то она, политика, ориентирована в первую очередь на управление. Этакий государственный менеджмент. Конец двадцатого века на постсоветском пространстве вообще прошёл под знаком несколько истерического поклонения маркетингу и менеджменту со всеми их разновидностями. Консультанты российского правительства и президента целенаправленно ориентировали их на политический менеджмент и дистанцирование от политики в её традиционном, идеологическом понимании. Получалось, что либерал Чубайс положительно оценивал Чеченскую войну, а левый Примаков реализовывал рыночные экономические стандарты.

В результате Россия пришла к "эпохе" финансового-экономического кризиса с деидеологизированным правительством и президентом. Смешно получается: идёт второе десятилетие двадцать первого века, а российская высшая политика подчинена глупейшему перестроечному изобретению под названием "де-идеологизация". Ни президенту, ни правительству не приходит в голову, что менеджмент и управленческий прагматизм хороши лишь как инструменты. Но без постоянного определения целей они неэффективны даже на "коротких дистанциях". А целеполаганием (важнейшей функцией политики, между прочим) занимается как раз идеология. В России же хорошим тоном для правительственного чиновника считается дистанцирование от идеологии и партий в принципе. Дескать, они там пусть в Думе "разговоры разговаривают", а мы тут будем серьёзными вещами заниматься.

Именно поэтому либералы, социалисты, социал-демократы, центристы – все члены правительства и госаппарата быстро забывают о своих идеологических позициях, когда дело касается решений. Этот подход и именуется прагматизмом. В рамках такого прагматизма принимаются так называемые "компромиссные" решения, говоря по-человечески – половинчатые. А половинчатые решения в кризисное время несут гораздо больше рисков, чем в стабильное.

То, что работало и успокаивало инвесторов в период первых двух президентских сроков Путина – "прагматизм в серьёзных решениях" - сейчас уже не работает. Обсуждение будущей экономической траектории страны в Белом доме в этом году явно зашло в тупик. Это не удивительно: ни один из участников дискуссий никакой определённой позиции не занимает и не отстаивает. Даже номинально идеологические лидеры некоторых думских фракций (Зюганов, Жириновский) вспоминают о своих идеологических позициях только на митингах, что уж тут говорить о членах правительства, которое едва ли не похваляется своей технократичностью. Технократический прагматизм неизбежно порождает половинчатые решения, которые не имеют стратегической перспективы. Для её определения правительству и президенту нужно определяться с политикой и идеологией.

Как "прагматизм" мешает осуществлять реформы

В статье "Россия парализована прагматизмом", опубликованной в британской "Open Democracy", Дмитрий Бутрин пишет о проблемах "партийной политики" в России, и о том, что именно прагматизм старой модели становится сейчас основным препятствием на пути необходимых реформ. По его мнению, в кризисный период "цвет кошки" становится важным вопросом, и вот почему:

- основные проблемы внутренней российской политики – реформа образования, пенсионная система, налоги на недвижимость, государственные ассигнования на сохранение рабочих мест в бюджетной сфере и в области обороны и регулирование финансовых рынков – требуют решений, опирающихся на идеологию;

- обратная сторона медали: любое решение по этим проблемам будет иметь идеологические последствия (как минимум, повышать популярность той или иной идеологии), к чему "прагматичное" правительство попросту не будет готово;

Автор иллюстрирует конфликт вокруг "цвета кошки" примером дискуссии, которая идёт вокруг пенсионной реформы. По его мнению, в этой дискуссии столкнулись позиции двух групп:

- чиновников и министров, сотрудников экономических министерств правительства Медведва, настаивающих на "рыночном" варианте решения, то есть,
1) на повышении пенсионного возраста,
2)переходе к накопительной системе и полном (хоть и постепенном) отказе от солидарного пенсионного фонда,
3) освобождении бизнеса от роста пенсионных выплат,
4) переносе ответственности за пенсию на клиента пенсионной системы, за пенсионное страхование и т.д.;

- представителей Минздрава, Минтруда, вице-премьера по социальным вопросам О.Голодец, сторонников бывшего министра здравоохранения Т.Голиковой и команды экономистов, которая в 2010-11 годах участвовала в корректировке программы долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года. Эта группа продавливает условно "социал-демократический" вариант, включающий:
1) повышение вклада работодателя в социальные фонды,
2) увеличение пенсионных выплат,
3) использование пенсионной системы для борьбы с бедностью в старших возрастных группах и уменьшения социального неравенства,
4) компенсацию дефицита пенсионного фонда за государственный счёт,
5) увеличение социальной нагрузки на бизнес
6) сохранение пенсионного возраста на нынешнем уровне

Эта борьба между "либералами" и "социал-демократами" так или иначе вынудит правительство уклониться от своего "центристского прагматизма" вправо или влево. Но трудность не в этом конкретном выборе, а в том, что подобный выбор в период кризиса придётся совершать по всем перечисленным выше проблемам. А без опоры на идеологию невозможно доказать и обосновать предпочтительность того или иного варианта. Невозможно принять "рыночно-либеральный" вариант – и выдать его за "прагматично деидеологизированный". То же касается и "социально-демократического" варианта. Точно такая же дилемма ждёт правительство в вопросах образования, здравоохранения, социальной инфраструктуры, и так далее.

А ситуация такова, что Белый дом, привыкший к управленческому прагматизму, который позволял в том числе реализовывать и популистские аспекты политику Путина, не готов делать идеологический выбор. Если учесть, что все реформы связаны между собой, то получается, что первый же прецедент идеологического выбора относительно конкретной реформы основательно затруднит маневренность правительства и президента в решениях по остальным реформам: ведь жонглирование идеологией отзывается массой проблем, в том числе и электоральных для политических лидеров.

Инвесторам: какие перемены ждут российскую политику – мнение экспертов

Эксперты соглашаются с тезисами, выдвинутыми в статье в "Open Democracy" Дмитрием Бутриным, с одной оговоркой. Автор статьи подводит к тому, что прагматизм плох тем, что не даёт президенту и правительству окончательно стать на путь рыночного либерализма, однако очевидно, что необходимость идеологического выбора совершенно необязательно связана именно с этой идеологией. Скорее, для России, учитывая её исторической опыт, приемлемой и эффективной будет идеология в той или иной степени левая. Но общие выводы автора соответствуют экспертному мнению.

Эксперты склоняются к тому, что какое-то время Путин, Медведев и их окружение будут держаться прагматического, центристского направления. По крайней мере, пока что они находятся в некоторой растерянности, уверяя, что резких перемен не будут, хотя, в принципе, вообще-то… Однако долго делать это им не удастся – по причинам, описанным выше. И тогда внутри самого правительства начнётся идеологическое размежевание. В сочетании с электоральным и общеполитическим аутсайдерством демократической оппозиции (ничто так не закаляет, как аутсайдерство), а также с формированием полуподпольных радикальных движений и организаций (как левых, так и правых), можно с уверенностью ожидать ослабления работоспособности правительства и президента. Всё это приведёт к тому, что эффективность сдерживания последствий финансово-экономического кризиса снизится, и кризисные тенденции затронут не просто политическую, а управленческую, государственную сферу российской жизни.

Единственный способ предупредить эту ситуацию для премьер-министра и правительства – "возглавить" тенденцию идеологического размежевания, открыто избрав конкретную идеологическую нишу. Конечно, для такого решения не годится "кадровая" партия типа "Единой России", идеология которой, как сказали бы персонажи "Золотого ключика", скорее отсутствует, чем присутствует. Может быть, поэтому внутренние дискуссии в правительстве выглядят столь угрожающе для политической и экономической стабильности в стране.

Курс российского рубля в современных реалиях

Состояние любой национальной валюты оценивается двумя основными критериями
- во-первых, по отношению к самой себе во времени (показатель измеряется приростом потребительских цен — инфляцией или их снижением — дефляцией), и, во-вторых, по отношению к другим валютам в данный момент времени (валютный курс, например: курс USDRUB 31 рубль за 1 доллар США).
- во-вторых, в России допустимой годовой инфляцией считается 3%, потому что средние темпы развития мировой экономики составляют 2-3% в год, что несет с собой такую же инфляцию, и с этим приходится мириться.

Требования ЕЦБ об удержании инфляции в еврозоне ниже 2% — это для богатой Европы. А высоким курсом рубля можно считать курс доллар США/рубль в целых единичных цифрах, т.е. менее 10 рублей за доллар, т.к. мы уже много лет живем в условиях двузначного курса.

Отсюда определение: сильный рубль — это государственная валюта РФ с низкой инфляцией (до 3% в год) и высоким курсом по отношению к ведущим валютам мира (к доллару США, иене, евро, швейцарскому франку, австралийскому доллару, новозеландскому доллару и др.), отметили аналитики швейцарского брокера MIG Bank (компания входит в ТОП мирового рейтинга брокеров форекс Академии Masterforex-V, отзывы о MIG Bank трейдеров MasterForex-V - позитивные).

Оригинал статьи - на http://www.profi-forex.org
Вернуться в список
Геометрия фитнеса

Отзывы:

Выберите удобную для вас форму комментариев:
 

Комментариев еще нет

Добавить комментарий

Комментировать, как гость или войти через:

*

Уважаемые пользователи туристического портала о Китае — VISITCHINA.RU — в комментариях запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные оскорбления в адрес кого-либо, способствующих разжиганию религиозной, расовой и национальной розни, призывающих к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта. Будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга. Спасибо за понимание.