Путешествие на Запад по следам караванов Великого Шелкового пути. Часть 2: Провинция Ганьсу

Путешествие на Запад по следам караванов Великого Шелкового пути. Часть 2: Провинция Ганьсу

Чем дальше на запад, тем больше Китай перестает быть Китаем в привычном понимании. Не экономически развитые районы, а пустыни, не светящиеся рекламные щиты, а звезды, не суета, а тишина и умиротворение. Совершенно другой Китай и этнически другие китайцы, самобытность и сознание которых, несмотря на наличие айфона, еще не затронуты желанием походить на европейского человека. Но несмотря ни на что, отличное качество асфальтированных дорог и отлаженное железнодорожное сообщение делают путешествие доступным и приятным. Хотя раньше караванам и торговцам так явно не казалось – чем дальше на запад, тем более опасным и непредсказуемым становился путь.



Провинция Ганьсу - географически самая вытянутая в Поднебесной и на нее приходится «золотой» участок Великого шелкового пути – 1600 километров. Так называемый Ганьсуйский коридор или коридор Хэси, соединяющий северо-западные владения с остальной китайской империей. На пустынной и полупустынной местности Ганьсу расположены крупные оазисы, спасшие жизнь не одному торговому каравану. Провинция находится в 200 километрах на запад от Сианя. До столицы Ланьчжоу мы ехали на скоростном поезде около 8 часов. По ощущениям, Ганьсу – это место, где тебя ждут. Каждый из нас почувствовал себя «на своем месте», хоть и не понимал толком, где находится.
Но началось все довольно банально.
В столице нам в первую очередь показали знаменитую бронзовую скульптуру «Летящей лошади», охраняемую ЮНЕСКО.



«Лошадь была найдена в 1969 году, во время Культурной революции, командой местных жителей, которым велели копать бомбоубежища в страхе войны с Советским Союзом», - рассказал нам наш новый гид Саша. Китайцы знают, как заинтересовать, конечно.
В Ганьсу нас ждало посещение двух городов – Цзяюйгуань и Дуньхуан. Добраться до них можно на всех доступных видах транспорта, даже на верблюде, которых, к слову, здесь много. Но после просмотра всех мест, коллективно родилось мнение, что лучше все будет взять в аренду машину, потому как посмотреть захочется все, дороги чистые и ровные, а стоимость аренды не больше, чем в России.



В городе Цзяюйгуань расположен самый большой в Китае Парк павлинов. Огромное количество пронзительно кричащих, но красивых разноцветных королевских птиц, которые в Китае отождествляют достоинство, высокий ранг и красоту.



Прогулявшись по парку, в котором помимо павлинов, много деревянных качелей, лавочек, беседок и других строений причудливой формы, мы пришли на озеро, на котором состоялось целое павлинье представление: девушки в костюмах павлинов манили и звали за собой около пяти десятков настоящих павлинов, гордо распушивших свои длинные изумрудные хвосты.



Есть здесь даже храм, где опять же в роли Божества, конечно же присутствует павлин. Некоторые наши китайские спутники тут же воспользовались этим чтобы поставить несколько палочек с благовониями и помолиться местным Богам.



Здесь есть аналог Диснейленда – парк Фанца - большой парк в северо-западном Китае, где можно не только покататься на американских горках, но и посетить 3D-аттракцион с воссозданной атмосферой «Шелкового пути».



В городе все связано с историей Великого шелкового пути – в июне здесь ежегодно проводится одноименный Международный фестиваль при участии руководителей туристического бизнеса Китая, министров по туризму многих стран и сопровождается это красочными танцевальными номерами местных народностей в колоритных костюмах и выступлением известных китайских музыкантов и певцов.



Так как все участники нашего путешествия в свое время уже побывали на Великой Китайской стене в Пекине, то, прибыв в город Цзяюйгуань, мы ощутили чувство завершенности, забравшись на государственный заповедник высшей категории - самую крайнюю западную точку Великой Китайской стены Заставу Цзяюйгуань. Застава расположена всего в 5 километрах от города, добраться сюда можно на такси за 15 минут.



«Застава служила воротами Шёлкового пути и охраняла город и многочисленных купцов, следовавших по караванной дороге, от покушений внешнего врага», - рассказал нам Саша. «Цзяюйгуань символически означает конец Великой стены, истинные западные ворота Китая, а по представлениям китайцев здесь начинается край света.



Построена она была в 1372 при династии Мин, благодаря которой Цзяюйгуань прославился в народе как «уста» Китая, тогда как узкий коридор Хэси назывался «горлом» Китая».



Здесь ощущается атмосфера средневековья и военного времени. Можно погулять по крепостной площади и полюбоваться старинными орудиями: луками, мечами, пушками. Стилизованные артисты в старинных доспехах, как и в былые времена, несут дозор и разрешают посетителям фотографироваться с ними и делать селфи.



Задние ворота заставы также открыты, здесь нам предложили прокатиться на верблюдах. Или же просто за 20 юаней сфотографироваться с ними, но пока китайцы шли к нам, мы сделали это бесплатно.



И самое главное, в восьми километрах от заставы Цзяюйгуань начинается «висячий» отрезок Великой китайской стены - издалека, кажется, что он висит в воздухе над просторами пустыни Гоби.



Преодолев пятичасовое расстояние на автобусе, проезжая по пути неисчисляемое количество ветряных мельниц, мы прибыли в город, услышать название которого для путников Великого шелкового пути порой было приятнее, чем слово «мама» - мусульманский город Дуньхуан.



Гостиница Silk Road Dunhuang Hotel, в которую нас поселили, запомнилась нам больше всех тех, в которых доводилось жить прежде. Это был настоящий замок, построенный в духе сказок про Шахерезаду.



Завтрак каждое утро проходил на крыше, с которой открывался невероятный вид на возвышающиеся песчаные горы, за которыми скрывается спасительный оазис.



На следующее утро, с головными уборами на головах, мы отправились в место, которое веками спасало от жажды и злых пустынных песков огромное количество караванов и путников.



«Поющая песчаная гора» Миншашань, в окружении которой лежит небольшое озеро в форме полумесяца, расположена на границе пустыни Такла-Макан и Гоби признано наследием ЮНЕСКО и находится на охраняемой территории.



Вход стоит 120 юаней, а также за 25 юаней предлагаются тряпочные сапоги - «пескоходы» ярко-оранжевого цвета, которые спасут обувь и позволят найти затерявшихся туристов», - рассказал нам Саша, который выглядел довольно забавно с самодельной красной чалмой на голове.



Мы переступили железные ворота и как будто попали в другое измерение – в атмосферу спокойствия и умиротворения.



По песчаным барханам, высота которых достигает от 150 до 300 метров, ходят вереницы верблюдов, довольно безобидных и даже улыбчивых. За 100 юаней верхом на одном из них можно обогнуть гору, а некоторые, кто любит настоящие приключения на несколько тысяч юаней может устроить себе трехнедельное путешествие по просторам пустыни.



Покорить пустыню, можно также взяв в аренду квадроцикл, джип и даже вертолет по цене около 10 тысяч юаней за последний. Мы же решили гулять пешком, проваливаясь по колено в песчаные дюны.



«Для туристов сделана веревочная лестница, но чтобы воспользоваться ею, нужно заплатить 15 юаней. А вы как думали!», - воскликнул Саша, увидев наши недоуменные взгляды. «У путников раньше лестниц не было! Мы упрощаем вам жизнь! Если вдруг надоест подниматься, то можно за 25 юаней скатиться вниз на сэндборде (песчаная версия сноуборда)».



Как на неровном пляже в поисках несуществующего моря, мы забирались на бархан, с которого с одной стороны бескрайние пустынные просторы, а с другой - зеленый островок жизни на просторах пустыни волшебный и некогда спасительный оазис с озером Юэяцюань, (Оазис Crescent Moon Lake Yueyaquan) по форме похожим на серп Луны. Вода в нём чистая, ее можно пить. Кстати, по рассказам Саши, с 1970 года есть проблема высыхания озера, с чем правительство Китая неустанно борется, запрещая бурение скважин и следя за количеством населения в округе.



Рядом с озером высится буддистский храм с невысокой пагодой. Вход туда бесплатный, можно гулять хоть ночью, когда он подсвечивается лампами и среди песков действительно кажется миражом.
Кстати, в пустыне не так жарко, как мы ожидали, а с наступлением полной темноты становится безлюдно и, чего мы не ожидали, холодно, но не настолько, чтобы упустить возможность провести здесь ночь под звездами Млечного пути, слыша, как завывают поющие пески, и встретить рассвет, наблюдая, как под пение муллы просыпается пустыня. Только нужно помнить, что это все-таки охраняемая территория и работает по часам, хоть и сложно смириться с мыслью, что человек все же подчинил себе это удивительное творение дикой природы.
Само по себе место ничто и одновременно все, мертвая земля и источник жизни, конец и начало - не зря оно считалось «воротами в Поднебесную». В этом месте сочетается несочетаемое.