Китайская любовь, Часть 6

Китайская любовь, Часть 6

29 ноября
С утра приходил доктор Ван Джуинг, он размотал все повязки с моей ноги и ощупал мое колено, ему очень сильно не нравилась припухлость, он говорил мне, правда на китайском, и я это понял, что ногу нужно поднимать.
- Ок,ок – отвечал я ему кивая головой.
- Уou have breakfast? (ты завтракал?) – спросил доктор Ван на английском.
- No (нет).
Тогда доктор Ван дал поручение своему ученику сделать мне перевязку, а сам вышел.
Через минуты две после перевязки пришла та самая пухленькая хушэ с напарницей, я понял, что их отправил ко мне доктор Ван, они спросили меня на китайском, нужна ли помощь, чтобы приготовить завтрак?
- Нет, нет спасибо не надо – ответил я, ожидая Витю, и хушэ ушли.
Я остался один. Помню, как в понедельник меня перевели в мою палату, и я мог посмотреть в окно и увидеть дневной свет, мог включить телевизор - все это радовало меня, но чувство отдаленности от дома меня сильно тревожило. Это чувство тревоги и сейчас меня беспокоило.
Открылась дверь, появился Витя с бидоном в руке, как всегда он поставил бидон на тумбочку, открыл крышку, и запах мясного супа наполнил комнату.
- Как у тебя дела? - спросил я его.
- Хорошо – ответил Витя, наливая суп в тарелку.
- Любовь твоя прошла?
Витя засмеялся:
- Да прошла.
Я взял тарелку супа с его рук и как всегда с аппетитом начал поглощать суп разжевывая в дребезги обглоданные косточки. Чрез минут двадцать, когда я заканчивал кушать, вошел доктор Ван, он заговорил с Витей.
- Доктор говорит, что тебе можно завтра уехать домой – сообщил Витя
- Ок – радостно кивнул я доктору.
Затем доктор Ван что то сказал Вите и вышел из палаты.
- Доктор говорит, что Цзау Жия завтра даст бумаги.
Я был так рад:
- Хорошо – произнес я вытирая губы и руки салфеткой -ты тогда сейчас езжай на вокзал купи билеты.
- Сейчас я Лиу Джуну позвоню. Он сказал, что поможет билеты купить. - Витя достал сотовый и позвонил Лиу Джуну, тому самому Лиу Джуну, кторый встретил нас теплой улыбкой на вокзале, в день нашего приезда в Харбин. Витя переговорил с Лиу Джуном, положил трубку и посмотрел на меня – все я поехал на вокзал.
Я отдал Вите свой паспорт и деньги, и он поспешно вышел из палаты.
- Всё – произнес я – завтра я поеду домой – на душе была такая радость. Я немедленно позвонил в Пекин знакомому моего братишки Сергею, тому самому человеку, который передавал мне деньги от моего братишки, он был из Белоруссии, я попросил Сергея забронировать мне билет на самолет на первое число, он ответил, что перезвонит мне и через некоторое время перезвонил.
- Забронировать не получится, нужно сразу купить билет.
- Хорошо ты покупай билеты, а деньги тебе даст мой братишка.
- Да я знаю, в общем, тебе нужен один билет до Алма-Аты на первое число да? – спросил меня Сережа.
- Да, да.
- Ну все тогда покупаю.
- Давай - разговор был окончен, я положил трубку – всё – произнес я – я завтра уезжаю, а после завтра сяду на самолет и улечу. Как хорошо – на душе было так весело.Я был счастлив до седьмого неба. Радость моя была безмерна, я вскочил с кровати и на костылях начал ходить взад и вперед. Я готов прыгать и смеяться – наконец то – произнес я, вздыхая – наконец то я уеду.
Чтобы зря не тратить время и быть готовым к завтрашнему отъезду, я лег на кровать и решил выполнить наказ доктора Вана поднимать ногу. Скорее всего я решил потренировать ногу, а то вдруг еще завтра не выдержит нагрузку в пути . Осторожно тихо, тихо я начал поднимать ногу, в первый раз пришлось приложить некоторое усилие для поднятия ноги, а затем также тихонько опустить. Но уже следующие разы нога поднималась без больших усилий, раз поднял, два опустил, раз поднял два опустил и так раз два, раз два, раз два…… Я настолько увлекся этим занятием, что не заметил, как перегрузил ногу, мышцы ноги были очень сильно напряжены, последний раз сделав раз два, и опустив ногу, я сделал большой выдох. Устало, полулежа, включил я телевизор, на улице шел снег, уже вечерело, постепенно я начал чувствовать боль в колене, поначалу она была терпимой, но с каждым часом она становилась сильней. Меня знобило, я укутался в одеяло, время было уже семь часов, на улице было темно. Нога разболелась именно в том месте, где делали операцию. Уон Ян сегодня еще не приходила, когда она придет? Её заботливая любовь исцелила бы меня, она должна сегодня обязательно прийти. Я позвонил Вите и сообщил ему о том, что болит нога.
- Бакыт я сейчас не могу к тебе прийти, я сижу в кафе с Лиу Джуном, мы кушаем – ответил он.
- Ладно, как покушаешь, приходи.
Не успел я положить трубку, как в палату вошла Уон Ян. Надо же, я только минуту назад подумал о ней, а она уже явилась ко мне, как ангел хранитель, как сияющий огонек среди ночи.
- Уон Ян нихао-
- нихао – ответила Уон Ян, её сияющая улыбка немного потускнела, увидев мое недомогание. Она спросила меня на китайском – что с вами?
Я показал на ногу и сказал, что болит. Уон Ян спросила меня еще о чем то, но я не понял. Тогда она позвонила Вите и поговорила с ним, затем дала трубку мне.
- Алё Бакыт – услышал я голос Вити.
- Да Витя.
- У тебя нога болит сильно?
- Не знаю терпимо.
- Тебе Уон Ян даст лекарство, ты выпей поможет. Я сейчас приду.
- Хорошо – я отдал трубку Уон Ян.
Уон Ян немедленно поставила мне чай и дала мне таблетку, я выпил её, через минут двадцать боль немного притихла.
- Уон Ян – произнес я глядя в её любящие глаза - I tomorrow go to Kazakhstan ( завтра я уежаю в Казахстан).
Уон Ян была удивлена, но в то же время немного расстроена, мы оба молчали, взгляд наш невольно упал на телевизор, звук песни, пленивший наш слух, заставил повернуть наши головы, китайские певцы в сопровождении военного оркестра и хора исполняли песню советских лет "Катюша".
- is a Soviet song Katyusha (это советская песня Катюша) – сказал я Уон Ян, но она не поняла меня - Russian song Katyusha (это русская песня Катюша) – объяснил я ей по-другому.
Кажется, теперь она поняла. Советская военная песня "Катюша" очень славно звучала на китайском языке. Смотря по телевизору концерты, я заметил, что китайцы очень любят петь почти все советские песни о мире, дружбе и патриотизме, сами китайцы с восторгом их слушают. Иногда мне казалось, что своей любовью к советским песням китайский брат хочет сказать русскому "Русский брат мы ведь братья с тобой навсегда, давай дружить и не вспоминать прошлые обиды". Странно конечно какие могут быть обиды между Китаем и Россией? Наверное из за конфликта на острове Даманский6 во времена коммунистического СССР, очень сложно понять конечно всю глубину этого конфликта, кто был прав, а кто виновен тогда? Но сейчас именно сейчас слыша эти советские песни на китайском языке, я почувствовал со стороны китайского народа призыв к миру и согласию. Мне иногда казалось, что через эти песни китайский народ хочет породниться с русским. Помню, как Марк назвал меня русским другом.
- Я не русский, я казах – объяснил я ему.
- Я знаю, но вы раньше были в российской федерации, поэтому вы все для нас русские, - ответил он мне.
Марк конечно ошибался сказав что мы раньше были в российской федерации, для него российская федерация и СССР7 было одним и тем же, он не видел в них различия, да и мне сложно было объяснить человеку, не знающему историю СССР, различие между российской федерацией и СССР, а потому я лишь улыбнувшись, промолчал.
Китайские певцы закончили петь "Катюшу", наступило короткое молчание, наши взгляды блуждали по объектам комнаты и обратно падали на телевизор это был единственный объект, который позволял нам скрывать свое собственное неудобство при молчании. Первой молчание нарушила Уон Ян.
- your address? (ваш адрес) – спросила она меня, но видя моё не понимание добавила - where you live? (где вы живете).
-Аааа да да – произнес я, поняв что ей нужен мой адрес - my address? (мой адрес?) – спросил я.
Уон Ян закивала головой, и тогда мне пришлось написать свой адрес на салфетке (за неимением бумаги) и вслух прочитать ей. Уон Ян взяла в руки салфетку и стала рассматривать мою писанину.
- you write me?(ты будешь писать мне?) – спросил я на ломанном английском.
- Уes, yes (да, да) – Уон Ян кивала головой.
- Give me your address (дай мне свой адрес) – попросил я её.
Уон Ян взяла в руки ручку и тоже написала мне свой адрес на салфетке.
- thank you (спасибо) – произнес я, взяв в руки салфетку - I write you (я напишу тебе)
Неожиданно на пороге появился Витя, он поздоровался с Уон Ян.
- Как нога? – озабоченно спросил он меня.
- Сейчас немного перестала болеть.
Витя потрогал мой лоб, что то обсудил с Уон Ян, она вышла в коридор и принесла градусник. Я измерил температуру, шкала показывала ровно 370С.
- Укол будешь делать? – спросил Витя.
- Давай сделаем.
Витя передал градусник Уон Ян и что то ей сказал, она опять вышла в коридор и позвала дежурную хушэ. Хушэ пришла и сделала укол, через минут десять нога вообще перестала болеть.
- Ну как нога не болит? – спросил Витя.
- Нет.
- После этого укола ты должен уснуть.
Но мне еще не хотелось спать.
- Ты билеты взял? – спросил я Витю.
- Да – Витя вытащил из кармана билеты - вот взял. Лиу Джун помог.
- Ну, все завтра уедем – я был весел.
Витя заговорил с Уон Ян показывая ей билеты, затем посмотрел на меня:
- Я сказал Уон Ян, что завтра мы уезжаем. Она говорит, знаю – Витя улыбался.
- Ну, правильно. Это же я ей сказал.
Витя опять в шутку заговорил с Уон Ян, а затем посмотрел на меня.
- Если ты скажешь "Уон Ян я люблю тебя поехали со мной в казахстан", то она говорит, поеду.
- Ты что серьезно что ли?
- Да - хоть Витя и улыбался, но говорил он серьезно.
- Ну, ты даешь Витя – усмехнулся я – а почему ты сам ей это не предложишь?
- Я бы сказал, но Уон Ян не любит меня, она любит тебя.
- Ну, ты даешь Витя – я был серьезно озадачен, да я любил Уон Ян, но не так как хотелось бы ей самой – Витя ты задал мне серьезный вопрос, мне нужно подумать.
- Хорошо.
Витя передал мой ответ Уон Ян и она, улыбаясь, закивала головой. Я начал переключать каналы телевизора.
- О! Смотрите – я остановился на канале где показывали фильм с участием Брюса Ли "Путь дракона" – это Брюс Ли – указал я рукой на экран.
Витя и Уон Ян непонимающе посмотрели на меня.
- Это Брюс Ли! Вы знаете его?
- Это мистер Ли – ответил Витя.
- Мистер Ли? – спросил я – но у нас его называют Брюс Ли. Он мастер кунг-фу.
- Да да – подтвердил Витя.
Мне пришлось объяснить Вите и Уон Ян, кто такой был Брюс Ли в наше советское время, как на его примере росло и воспитывались наше поколение.
- Уон Ян знает кунг-фу – заявил Витя на мое удивление.
- Что серьезно, что ли?
- Да- Витя улыбался.
- Уон Ян – обратился к ней, глядя на её улыбку - you know kung fu?(ты знаешь кунг-фу).
- No- отрицательно качнула она головой.
- Что ты врешь? – спросил я у Вити.
Витя улыбался. Это была шутка. Укол, сделанный мне хушэ, клонил меня ко сну, но я не хотел спать, мне хотелось, чтобы эта ночь растянулась на целую вечность. Мы снова и снова пили чай, я рассказывал разные истории, показывал Уон Ян свои фотографии на сотке, она восторженно слушала и искренне смеялась, нам было весело. Мне с Витей не хотелось расставаться с Уон Ян, за эти дни мы к ней очень сильно привыкли. Мы очень долго сидели в эту ночь.

30 ноября
Рано утром был обход врачей, доктор Ван еще раз с недовольным выражением лица пощупал мое колено, ему активно не нравилась эта опухоль на колене, хотя меня она не беспокоила. Через двадцать минут после обхода доктор Ван вернулся со своим учеником, который прикатил медицинский столик с инструментами и антисептическими растворами. Доктор Ван снял все перевязки на моей ноге и попросил опустить ноги с кровати. Мне пришлось сесть для того чтобы опустить ноги, моя правая нога, свисавшая с кровати, была согнута где на 75 градусов, я был рад и отчасти удивлен, нога моя давно так сильно не сгибалась. Ученик подал десятиграммовый шприц, и доктор Ван приступил к пункции, он сделал прокол в том месте колена, где по его предположению было скопление крови от внутреннего кровоизлияния. На этот раз доктор Ван удачно попал иглой на место скопления крови и шприц легко наполнился кровью. Доктор Ван отсосал три десятиграммовых шприца, четвертый шприц наполнился лишь на четверть. После пункции доктор Ван ощупал колено, опухоль исчезла, он был доволен. Наконец то, я увидел радость в его глазах, напряжение мое спало, мне стало легче.
Витя пришел тогда когда доктор Ван собирался выходить, доктор Ван что то сообщил Вите.
- Доктор говорит, что тебе нужно приехать через пол года, когда кости твои станут крепкими. Доктор говорит, что он поставит тебе хороший протез, и ты сможешь ходить.
Я слушал, кивая головой. Доктор Ван со своим учеником вышли, и Витя поставил на тумбочку бидон.
- Ты пока наливай суп, а я сфотографирую мясо- сказал я Вите, вставая с кровати.
- Какое мясо.
- Ну, то которое доктор Ван вырезал из моего колена.
Я вошел в уборную, где еще хранился в пакете этот кроваво красный клубок моей плоти, вырезанный из моего колена, я вытащил его и сделал несколько снимков фото на память, чтобы потом показать его кому надо. После этого Витя позвал младший медицинский персонал и показал им этот кроваво красный кусок мяса в пакете, и они забрали его, чтобы выбросить.
Время было около двенадцати дня, мы с Витей смотрели телевизор.
- Ты все уже ушел из гостиницы да? – спросил я Витю
- Да.
- Ты скучаешь по Пекину?
- Да. Соскучился.
- Я тоже. Хочу быстрее улететь в Казахстан.
Дверь открылась, вошел мужчина, лет тридцати пяти, остриженный на нет коротко, чуть выше среднего роста крепкого телосложения одетый дубленку высокого качества, он дружественно улыбнулся.
- Ооо Лиу Джун! - я был неимоверно рад, я протянул ему руку для рукопожатия - как дела? Откуда ты?
Лиу Джун присел рядом с моей кроватью, выслушивая от Вити перевод моих слов.
- Лиу Джун говорит, что у него все хорошо, он идет с работы – перевел Витя.
- А где он работает? Ах да, да знаю. Вспомнил – я вспомнил о том, что он владетель завода по производству очистных фильтров.
Витя куда-то вышел не надолго, и мы остались с Лиу Джуном одни, как долго я его не видел с тех самых пор, как он приходил ко мне в первый день после операции. Помню, как я, он, Марк и Витя сидели в кафе за день до моей операции, мы вместе ели, пили, шутили, смеялись, и вот он опять сидит передо мной, я был очень рад его видеть, его дорогие элитные часы, на руках свидетельствовавшие о том, что он представитель делового класса все также, как и в первый день встречи, очень ярко бросались в глаза. В тот день, за день моей операции, когда мы сидели в кафэ Лиу Джун говорил, что впервые видит гостя из казахстана, и выразил желание дружить со мной, в знак нашей дружбы мы пожали друг другу руки, это было здорово.
Вошел Витя:
- Мы сейчас с Лиу Джуном уходим – сообщил он.
- Как уходите? – недоумевал я - На долго уходите?
- Нет – Витя взглянул на часы в сотового - я приду в два часа. Лиу Джун хочет, что то передать Марку и мне надо забрать.
Лиу Джун что то сообщил Вите.
- Лиу Джун говорит, что вечером на вокзал нас отвезет машина. Такси ловить не надо.
- Какая машина отвезет?
- Машина больницы. Лиу Джун говорит, что шофер вечером сам зайдет к нам.
Лиу Джун начал прощаться со мной, но я не понимал.
- Постой – обратился я к Вите - а разве Лиу Джун вечером не придет?
- Лиу Джун говорит не сможет прийти.
Мне оставалось лишь молчаливо кивнуть головой.
- Ну что же Лиу Джун – произнес я вздохнув – цсай джиэн (до свидание) – сказал я и протянул ему руку.
- цсай джиэн – улыбнулся Лиу Джун и пожал мне руку.

Время было уже три часа, нужно было упаковывать мои вещи, а Витя все еще не возвратился. Вещей моих, учитывая и те, что я купил в Китае, было не очень то и много, но собирать их и упаковывать в коробку, было для меня трудновато: некоторые вещи просто не умещались в сумку, вот и пришлось найти коробку. Я позвонил Вите и спросил когда он придет? Он ответил, что задерживается.
- Витя нужно мои вещи собирать один я не смогу.
- Я сейчас Уон Ян позвоню, она тебе поможет.
- Ок – я положил трубку.
Скинув с себя больничную пижаму, я одел свои джинсы и свитер выпрямив ноги на кровати в полу сидячем положении я повернулся к окну . За окном стоял серый пасмурный день, снег хрустел под ногами, на улице было холодно, это навело меня на мысль о теплых апрельских днях у себя дома в Шымкенте, мне так хотелось быстрее уехать домой, чтобы еще раз встретить эти теплые апрельские дни "Ниче вечером меня уже здесь не будет" успокоил я себя.
Раздался звук открытых дверей, обернувшись, я, увидел Уон Ян.
- Нихао – Уон Ян как всегда лучезарно светилась радостью.
- Уон Ян,- произнес я. - Нихао.
Уон Ян спросила меня на китайском "Что нужно делать?" я её понял и показал знаками подать мне коробку и сумку. Она подала, и мы с нею аккуратно сложили туда мои вещи. Я попросил Уон Ян поставить чай, она вскипятила воду, и мы с ней напоследок попили чаю. Затем Уон Ян что то спросила меня, указывая на мое колено, я не понял, о чем это она? И тогда Уон Ян достала из своей сумочки чулки, я взглянул на них, это были чулки без подошвы, а вернее гетры, Уон Ян купила мне новые гетры, чтобы я смог одеть их на ногу и не застудить свое колено. Я и раньше подумывал, о том, что мне можно одеть или намотать на колено? Но гетры, купленные Уон Ян, идеально подходили для этой цели.
- Надо же а! Уон Ян ты так сильно беспокоилась обо мне, что купила мне эти чулки – я засучил брюки и одел один чулок на правую ногу, толстая ткань которой плотно прилегла к моему колену, теперь холод мне был не страшен – Уон Ян шеше (спасибо) – я был очень благодарен ей за этот подарок.
Уон Ян светилась от радости, она показала на второй чулок, и попросила одеть на другую ногу, я одел его на другую ногу, теперь Уон Ян была спокойна. Пришел Витя в руках он держал коробку, это была передача для Марка, я показал ему подарок Уон Ян.
- Вот это хорошо – большим пальцем вверх показал он – я хотел тебе на коленки намотать вот это – Витя указал на плотную ткань, которая все время лежала у меня под правым коленом.
Уон Ян спросила у Вити, когда мы выходим из больницы? Витя ответил ей "в семь часов" Уон Ян что то сообщила Вите и Витя перевел мне её слова.
- Уон Ян говорит, что придет сюда, где то в шесть.
Я взглянул на Уон Ян, она, улыбаясь, помахала мне рукой.
- Ок- согласился я.
Я посмотрел на часы, время было без десяти пять. Витя включил телевизор, а я вытащил из сумки бумагу, которую дала мне сегодня врач Цзау Жия. Это был длинный список сделанных мне процедур и анализов за каждый день.
- Витя это что выписка из больницы что ли?
- Такую бумагу дают, когда выходишь из больницы.
Я повертел этот длинный сверток бумаги рассматривая напечатанные там цифры, а потом свернул её и положил обратно в сумку. Дверь открылась, вошел доктор Ван, по его обращению к Вите я понял, что он пришел попрощаться с нами, как жаль я ведь сам хотел сходить к нему в кабинет, чтобы попрощаться и поблагодарить его за все, что он сделал, но он опередил меня и пришел первым.
- Доктор Ван говорит нам, хорошо доехать – перевел Витя его слова.
- Скажи ему спасибо за все, что он мне сделал. Скажи ему, что я очень и очень благодарен ему за эту операцию.
Витя перевел ему мои слова.
- Ок – доктор Ван помахал мне рукой.
- Ок – взаимно попрощался я.
Время было без двадцати семь, а Уон Ян все еще не приходила, по телевизору шёл взрывной клип "Гангнам стайл" в исполнении южнокорейского рэпера. В дверь постучали, в палату вошел мужчина, и Витя с ним заговорил, мне стало понятно, что это тот самый шофер, о котором говорил Лиу Джун. Шофер вышел, Витя объяснил мне, что это тот самый шофер из этой больницы о котором говорил Лиу Джун.
- Он нас ждет внизу надо идти – сказал Витя.
- А где Уон Ян? – спросил я у Вити - надо с нею попрощаться.
Я достал свою куртку из шкафа, одел её, и присел на кровати, в палату вошла Уон Ян, по её запыхавшемуся лицу было видно, что она спешила.
- О Уон Ян – обрадовался я.
Уон Ян начала объяснять Вите, что не могла прийти пораньше из за работы, но как только освободилась она прибежала сюда.
Витя собрал мои вещи и взглянул на меня.
- Еще чуть-чуть есть время, ты поговори с Уон Ян, а я пойду.
Мы остались наедине с Уон Ян, я взглянул в её глаза полные любви и надежды, а она взглянула в мои глаза полные благодарности. Я взял её за руку.
- Ну что Уон Ян будем прощаться. Цсай джиэн (до свидание).
- Do you love me? (Вы любите меня?) – спросила Уон Ян.
Для меня это было неожиданно. Я притянул Уон Ян к себе и обнял её, да я любил её, любил как свою сестру, любил как человека, любил за ее доброе сердце и я бы хотел так любить всех девушек, как своих сестер, а не быть ослепленным их красотой: -Прощай Уон- Ян ты была самой прекрасной женщиной, которую я когда либо, встречал на свете. Твои нежные слова служили мне утешением. Твоя любовь спасла меня. Прощай - тихо прощался я с Уон Ян.
Её нежные, горячие, губы, коснулись моей щеки, она что то прошептала, и мои щеки начали покрываться множеством поцелуев. Я оторвал Уон Ян от себя, она застыла, в таком положении будто её изобличили, её лицо готово было расплакаться.
- Все! Прощай Уон Ян.
Я встал и взяв в руки костыли двинулся к двери, звуки рыданий раздавшиеся позади пронзили мой слух я на миг остановился, хотел повернуться назад, но нет, я не хотел видеть Уон Ян в слезах, я открыл дверь и вышел.
Я застал Витю в коридоре в любезном общении с двумя дежурившими хушэ у поста:
- Ну что пошли Витя.
-Пошли.
Витя произнес им слова прощания. Я тоже сказал им "Цсай джиэн" и помахал им рукой.
- До свидания – улыбаясь, произнесла одна полненькая хушэ на русском правда с акцентом.
- До свидания – кивнул я головой и сел в лифт.
Двери лифта закрылись, мы опустились на первый этаж, и вышли на улицу. Было темно, холодный зимний ветерок покалывал мои щеки, свет фонарей и фары проезжающих автомобилей освещали улицу. Мы спустились по лестнице вниз. Маленький микроавтобус, который должен был отвезти нас на вокзал, ожидал нас. Мы подошли к микроавтобусу, шофер открыл двери я начал входить внутрь, как услышал позади зов "Бакытжан" это была Уон Ян. Она выбежала из больницы и подбежала к микроавтобусу, удивительно она успела вытереть слезы и предстать перед нами опять жизнерадостной.
- Уон Ян – улыбнулся я.
- Бакыт садись – произнес Витя.
Мне пришлось приложить немного усилия и с помощью Вити, я вошел в микроавтобус.
Я в последний раз взглянул на Уон Ян.
– I be back through six months wait me (Я вернусь, через полгода жди меня) – произнес я на ломанном английском языке.
- Ок ок – улыбаясь кивнула она.
Шофер поспешно закрыл за нами дверь, мы с Витей помахали рукой Уон Ян в знак прощания. Машина завелась и мы поехали. Наш микроавтобус ехал по освещенной фонарями улицам Харбина, везде на обочине лежал снег, кое где поблескивал гололед, мимо проплывали огромные мегаполисные здания, мы въехали в освещенный тоннель такой длинный и изогнутый, тоннель опускался вниз словно уходил под землю и вышел на улице недалеко от вокзала, вот слева показалась привокзальная площадь, а вот и парковка для машин. Наш шофер поближе подъехал к вокзалу и остановился. Мы вышли из микроавтобуса, вокруг подъезжали многочисленные такси, привозившие пассажиров на поезд, наш шофер пожелал нам доброго пути и мы пошли на вокзал.
На вокзале в зале ожидания мы полтора часа ждали своего поезда. И только когда наш поезд прибыл на платформу, двери на перрон открыли и пассажирский поток, в числе которых был я с Витей, хлынул из зала на перрон. Поезд был таким длинным, а наш вагон так далеко, что нам с Витей пришлось сделать марш бросок из одного конца перрона на другой. Продрогшие и прозябшие на морозе мы еле дотащились до своего вагона, у входа проводник проверил наши билеты и впустил нас в вагон.
- Наконец то – облегчённо вздохнув, произнес я, усаживаясь в купе вагона на своё нижнее место. Тут было тепло и уютно, еще двое пассажиров прибыли в купе и осмотрели свои верхние места. Раздался сигнал моего сотового, это звонил мой отец, я поднял трубку и сообщил ему, что нахожусь в поезде и что скоро мы поедем, отец пожелал мне доброго пути, и я положил трубку. Я прилег на кровать, а коробку, в которой были мои вещи, положил под ногу, нога оказалась в возвышенном положении. Через пятнадцать минут поезд тронулся Витя присел на своё место.
- Всё мы поехали – произнес он, вглядываясь в окно.
Я повернулся к Вите, опуская свои ноги.
- Вот мы и поехали Витя – добавил я, тоже вглядываясь в окно. Мимо проплывали дома, деревья, машины ожидавшие у шлагбаума своего переезда, кругом лежал снег "Мы поехали" мысленно подумал я "завтра я сяду на самолет и полечу в Алма-Ату.
Прощай Харбин! Прощай Китай! Прощай Уон Ян, я обещал тебе приехать через полгода, но приеду ли я, я не знаю? Хотя зачем так говорить, я обязательно приеду. Уо ай ни Жунго. Прощай".




Эпилог

Рано утром первого декабря мы приехали в Пекин и остановились в скромной гостинице "Теучи". В обед мы с Витей пошли в ресторан "Тийханши" и пообедали, там ко мне подъехал наш знакомый Сергей, парень из Белоруссии, он передал мне билет на самолет до Алма- Аты на вечерний рейс, и немного денег от моего братишки, я поблагодарил его и пригласил его пообедать вместе, но отказался сославшись на то, что времени у него нету, он торопился и поспешно вышел.
После обеда к четырём часам мы были уже в аэропорту. Вылет был в шесть сорок (18:40), время у нас еще было и мы с Витей присели в кафе аэропорта, чтобы поговорить на прощание за чашкой кофе. За чашкой кофе я сфотографировал Витю на память, сделал несколько снимков. Мы говорили о разном нам было и весело и грустно. Весело от того что я наконец то улетаю и грустно от того, что расстаёмся, за время проведенное в китае я очень сильно привык к Вите, он для меня стал, как брат. Сидя за чашкой кофе нам с Витей вдруг пришла мысль позвонить Анне, я позвонил ей и Анна подняла трубку, она очень обрадовалась моему звонку, и я с ней кое-как пообщался на ломанном английском языке, затем дал трубку Вите, чтобы и он поговорил с ней и рассказал, как обстоят мои дела. Он как всегда почему-то долго разговаривал с нею, под конец, когда он положил трубку, я спросил его:
- Почему ты так долго разговаривал?
-Я спросил у Анны "любишь Бакыта или нет?"
Меня заинтриговал этот вопрос:
-Ну и что она сказала?
-Она говорит люблю.
Это была самая настоящая китайская любовь.

Примечания
эндопротез1 – протез сделанный из сплава металлов, который вставляется внутрь между костями (колено, бедра, стопы, локоть, плечо), для обеспечения скольжения суставов.
казы2 - колбаса из конины.
шубат3 – верблюжье кислое молоко
ка4 – пластиковая карточка, на которую больной, вносит деньги и с которого соответственно больница снимает деньга за оказанные услуги, если деньги кончаются то больного об этом уведомляют, чтобы он внес необходимую сумму.
Хэйлунцзян5 – провинция на северо-востоке китая центром, которого является город Харбин.

Наверное из за конфликта на острове Даманский6 – военный конфликт между СССР и Китаем весной 1969 года возник из за спора, кому принадлежит остров Даманский?

российская федерация и СССР7 – В состав СССР, который просуществовал с 1922 – 1991гг., входили следующие республики: Российская Федерация, Украина, Белоруссия, Узбекистан, Казахстан, Грузия, Азербайджан, Литва, Молдавия, Латвия, Киргизия, Таджикистан, Армения, Туркмения, Эстония. После распада СССР все республики получили свою независимость от России (Российской Федерации). Российская Федерация стала государством продолжателем СССР. Российская Федерация была и остается самой крупной по площади, населению и экономической мощи страной. В составе Российской Федерации 83 равноправных субъекта федерации, в том числе 21 республика, 9 краёв, 46 областей, 2 города федерального значения, 1 автономная область, 4 автономных округа.

Если вам понравился рассказ, то вы можете поодержать автора, перечислив 1 доллар США или любую необрменительную для вас сумму на банковский счет (указан ниже)
или на карточку VISA electron 4402573591136389 на имя BAKYT UMBETALIYEV,
а также на Веб Мани кошелек: Z500713948714 ; R428560270540 ; K161821094186

Собранные средства буду использованы для продолжения лечения, а также для продолжения писательской деятельности автора.














Банковский перевод.
В РОССИЙСКИХ РУБЛЯХ:
Банк Получателя: ОАО «НБК-Банк», г. Москва, РФ
БИК: 044583637
К/С: 30101810700000000637
Счет получателя: № 30111810809270000003
Получатель: АО «Народный Банк Казахстана», Алматы, Казахстан
ИНН 9909108921
Получатель / Beneficiary: Bakyt Umbetaliyev
Счёт / Account: KZ626010002001835352

Банк Получателя: ОАО «Сбербанк России», г. Москва, РФ
БИК: 044525225
К/С: 30101810400000000225
Счет получателя: № 30111810900000000067
Получатель: АО «Народный Банк Казахстана», Алматы, Казахстан
ИНН 9909108921
Получатель / Beneficiary: Bakyt Umbetaliyev
Счёт / Account: KZ626010002001835352


В ДОЛЛАРАХ США:
Банк Получателя / Beneficiary Bank: JSC Halyk Bank,
109 “v” Abay ave., 050008 Almaty, Kazakhstan, SWIFT/BIC: HSBKKZKX
Банк Корреспондент в долларах США / Correspondent Bank in USD:
Корреспондентский счет № /Correspondent account #
№ 8900372605 held with The Bank of New York Mellon., New York, USA,
SWIFT/BIC: IRVTUS3N
Алушы /Получатель / Beneficiary: Bakyt Umbetaliyev
Счёт / Account: KZ626010002001835352


В КИТАЙСКИХ ЮАНЯХ:
Банк Получателя / Beneficiary Bank: JSC Halyk Bank,
109 “v” Abay ave., 050008 Almaty, Kazakhstan, SWIFT/BIC: HSBKKZKX
Банк Корреспондент в китайских юанях / Correspondent Bank in CNY:
Корреспондентский счет № /Correspondent account #
№ KZ739139860102010CNY held with JSC AB Bank of China Kazakhstan, Almaty, Kazakhstan
SWIFT/BIC: BKCHKZKA
Алушы /Получатель / Beneficiary: Bakyt Umbetaliyev
Счёт / Account: KZ626010002001835352