Китайская любовь, Часть 3

Китайская любовь, Часть 3

24-25 октября
В эти дни я решил продлить себе визу для того чтобы поехать в Пекин. Решение поехать в Пекин пришло не сразу ибо этому способствовало то обстоятельство что мне по совету знакомых врачей пришлось съездить в больницу Джон Лу Иуань к доктору Баоджи, которого я проще называл доктор Бао. В Джон Лу Иуань доктор Бао осмотрел мою ногу, затем внимательно осмотрев мои снимки подтвердил что у меня имеется раковая опухоль в колене:
- Ногу нужно ампутировать. Шансов сохранить ее нету – заявил он, Серик перевел мне его слова.
Мои надежды на Урумчи рухнули, как карточный домик, я не знал, что делать.
- Вы сможете сделать мне ампутацию? – спросил я доктора Бао.
- Да – ответил он.
- Когда мне можно лечь в больницу?-
- Приходи 31 числа, если места будут то, мы тебя положим.
- А почему так долго пораньше лечь нельзя?
- Ты можешь до 31-го числа созваниваться и узнавать есть ли места в больнице. Если места будут тогда и пораньше ляжешь в больницу– ответил один из помощников доктора Бао.
Выйдя из больницы Джон Лу Иуань я позвонил своему братишке и сообщил, как обстоят дела.
- Не стоит здесь тратить время, лучше езжай в Пекин – сказал он мне - но вначале продли себе визу здесь в Урумчи – .
- Хорошо, но мне нужно вначале обсудить это с отцом –
- Я сам ему позвоню и расскажу.
- Да но он же должен приехать в Урумчи.–
- Скорее всего, он не сможет туда поехать – сказал братишка.
- Хорошо – произнес я и положил трубку – Серик как мне продлить визу?
- Нужно поехать в миграционную полицию и там обо всем узнать – ответил мне Серик.
Мы сели в такси и поехали в миграционную полицию по дороге мне позвонил отец, он сказал, что не сможет приехать в Урумчи, но разрешил мне поехать одному в Пекин:
- В первую очередь продли себе визу – сказал он мне – а потом поезжай в Пекин.
- А деньги? - спросил я – как вы мне их передадите?
- Деньги там тебе передадут знакомые, там есть знакомые люди – отец имел ввиду знакомых людей моего братишки.
- Хорошо – согласился я, и поговорив еще немного я положил трубку. Я был рад в душе у меня появилась надежда, надежда того что Пекин мне поможет, как хорошо что я встретил Шын-Чана, это ведь от него я узнал о 301-ой больнице.
Через некоторое время мы подъехали в миграционную полицию, и когда мы вошли в здание, то к своему разочарованию узнали, что у миграционной полиции выходные до 31-го октября в связи с мусульманским праздником курбан айт, сегодня конечно она еще работала, но за один день мы все равно ничего не успеем.
Я был раздосадован из за того, что миграционная полиция закрывалась именно тогда когда мне она была необходима и был раздосадован вдвойне, когда мой отец и младший брат настояли на том чтобы я продлил визу в Урумчи:
- Но ведь я зря теряю время. Визу же можно продлить и в Пекине – сказал я в телефонном звонке отцу и братишке.
- Но в Пекине продлить визу очень трудно – ответили они мне.
Я не понимал, как это трудно в Пекине продлить визу? Почему трудно? Но делать нечего пришлось согласиться с ними.
Мы сели в такси и поехали в больницу, таксист довез нас до больницы, солнце уже клонилось к закату. Выйдя из такси, мы решили покушать, и зашли в одно из местных казахских кафе рядом с больницей, когда мы вошли в кафе, там сидело человек десять казахов, увидя нас, они с любопытством начали разглядывать нас.
- Откуда вы приехали? – спросил один из них.
- Я из Чугучака, а он из казахстана – ответил Серик.
Любопытство этих казахов возросло еще с двойной силой, как только они услышали, что я из казахстана. Людям никогда не бывавшим на своей исторической родине и скучающих по ней было интересно знать, как там живут их сородичи казахи. Они начали расспрашивать меня обо всем, что их интересовало.
- Какого ты рода? – спросил меня один пожилой казах.
- Я из рода таракты – ответил я.
- Мы оба из рода таракты – добавил Серик.
- Странно я никогда такого рода не слышал – удивился пожилой казах.
- Этот род является самым старшим в среднем жузе - ответил я – нас очень мало и поэтому вы, наверное, не слыхали о таком роде. А вы, из какого рода?
- Я меркит – ответил мне пожилой казах – А он монгол – указал он на своего рядом сидящего друга – мы оба из Алтая.
- В первый раз вижу перед собой меркита – я был удивлен – а разве меркиты считают себя казахами?
- Ну а кто мы по твоему?
- Вообще то меркиты происходят от кереев. Это так да? – спросил я.
- Да мы происходим от кереев.
- Ну если вы происходите от кереев значит вы казахи.
- Да конечно мы тоже казахи, но нас меркитов очень мало.
- Ну конечно вы же в свое время так насолили Чингисхану, что он истребил большую часть вашего рода и поэтому вас так мало.
- Скорее всего, это так – согласился пожилой казах.
- Если они меркиты, то к какому жузу они принадлежат среди казахов? – спросил меня монгол, который на удивление очень чисто говорил по казахски.
- Они же родственны кереям из среднего жуза и поэтому то они тоже принадлежат к среднему жузу.
Я сидел еще около двух часов, отвечая на расспросы этих людей о жизни казахов в казахстане, и когда мне показалось, что они удовлетворены в своем любопытстве, мы тепло попрощались с ними и вернулись в больницу.
Было уже темно, мы вошли больницу, и к своему удивлению я застал там доктора Али и узнал что он сегодня дежурит и поэтому работает до поздна. Увидев меня, он спросил, как обстоят дела? Я рассказал ему, что мой отец не приедет в Урумчи, рассказал ему также о своей встрече с доктором Бао:
- теперь я поеду в Пекин – сказал я ему под конец
- Хорошо – согласился Али – тогда я сегодня ночью напишу твои выписки, чтобы ты завтра утром мог их забрать.
- А можно мне завтра еще один день полежать – спросил я доктора Али в надежде завтра увидеть Анну.
- Сейчас перед праздником никто в больницу ложиться не будет, так что ты можешь еще один день полежать – разрешил Али.
Приближался мусульманский праздник курбан айт, а в эти праздничные дни никто в больницу не ложился и поэтому многие места в больнице пустовали.
В эти дни я так хотел увидеть Анну мою фарфоровую куколку, я так называл ее, потому что она была миниатюрно красива, я так называл ее про себя и никому об этом не рассказывал, но более всего я хотел видеть ее приветливые и дружелюбные глаза, хотел ощутить теплоту ее взгляда, услышать ее нежный и приятный голос. Анны сегодня не было с утра, и после обеда, когда я выходил из больницы я ее тоже не видел. И поздно вечером, когда мы вернулись в больницу, я ее не увидел «Неужели мы с ней не увидимся? А может быть, она держит на меня обиду? Да нет, не может быть» думал я.
Ночью около 24:00 я вышел в коридор и увидел, что у поста хушэ блистая очками, сидит моя фарфоровая куколка:
- О.о.о! Анна! – радостно воскликнул я – нихао
- нихао – услышал я ее нежный голосочек, она смотрела на меня и как всегда приятно улыбалась.
- Как дела? – спросил я у нее на русском.
На что она с русским акцентом ответила – Хорошо.
По её глазам я понял, что она не обижена на меня из за письма, более того я понял, что ей это было приятно. Тут вышел Серик из номера и увидев Анну тоже был приятно удивлен.
- Как долго тебя не было Анна, почему? – спросил Серик у нее.
Я точно не помню, что оветила Анна, но кажется, она сказала, что попросила других сестер подменить ее.
- Ты знаешь тебя не было, а Бакыт всё это время ходил сам не свой, он так долго ждал тебя, все время думал о тебе, он был такой печальный, я не мог поднять ему настроение, я не знал что делать, но он увидел тебя и сразу изменился……
Анна с некоторым удивлением слушала Серика то и дело поглядывая на меня.
- О чем это ты ей говоришь – спросил я Серика.
И когда я понял смысл того, что он там ей говорил, я ткнул его за бок.
- Перестань болтать лишнее –
- А что такого? Скажи ей прямо, что ты любишь ее.
- Да ты что такое несешь, когда это я тебе сказал, что люблю ее?- я строго взглянул на Серика и тут же взглянув на Анну улыбнулся, мне было так неудобно, я не знаю как себя чувствовала Анна, но кажется ей было приятно это слушать.
Этот болван Серик, зря я ему купил пиво, был в хорошем настроении, он такого ей наговорил там, что можно было уши развесить. Как он не понимал, что мое отношение к Анне все еще сохраняется на простом человеческом уровне, как человека к человеку, а до романтического отношения, как мужчины к женщине наши отношения еще не дошли, но кому теперь это объяснишь? Я понял, что все так и думают о том что я неравнодушен к Анне.
- Все пошли в номер – сказал я Серику и взял его за руку – давай пошли. Я увел Серика в номер и недовольно вглянул на него.
- Что с тобой? – спросил он меня.
Я хотел устроить ему взбучку за то, что он вместе с лишним пивом, взболтнул лишнее, но не хотел устраивать скандала:
- Зря ты ей такое сказал.
- Что зря?
- Что я люблю ее, я ведь тебе такое не говорил.
- Ну и я ей не говорил, это должен ей ты сказать.
- Ну а что же по твоему ты сейчас наговорил ей? Разве это не означает «Анна поверь Бакыт любит тебя»?
- Да ладно Баке успокойся ничего она не подумает.
- Да конечно ничего теперь не подумает – я включил телевизор – выключи свет – сказал я Серику видя, как он ложиться спать.
Серик выключил свет и лег спать, через минут пять он уже спал, я тихонько вышел в коридор и увидел Анну сидящую у поста с застывшим взглядом на мониторе компьютера:
- Анна что ты делаешь? – спросил я ее на ломанном английском.
Анна улыбнулась, увидев меня, её ответ состоял из китайских и английских слов, из которого я понял, что она работает.
Я смотрел на Анну и думал «Анна я люблю тебя или нет, если нет, то почему я испытываю жажду общения с тобой?» Я смотрел на ее миниатюрные тоненькие пальчики, которые бегло касались клавиш компьютера и выбивали на мониторе компьютера интересные иероглифы. Наши взгляды встретились и мы оба засмеялись.
Я вытащил сотовый телефон и открыл раздел фото - Анна взгляни сюда – я показал Анне свои фотографии сделанные в Израиле – Вот это Тель-Авив. Ты знаешь где находится Тель-Авив?
Анна отрицательно покачала головой.
- Государство есть такое называется Израиль - объяснил я Анне на полу английском языке – Тель- Авив это столица Израиля. Понимаешь?
Анна положительно кивнула головой, и я понял, что она понимает.
- А вот это Иерусалим – и я начал ей показывать свою туристическую поездку по Иерусалиму – вот мы у стены плача, а вот к этому камню прикасался сам Иисус Христос, а вот мы в кафе и пьем капучино –Анна с интересом разглядывала мои фото, затем я показал ей другие свои фото.
После просмотра фото наступила пауза, глаза Анны ее красивые и выразительные глаза из под очков с излучением тепла смотрели на меня. Анна указала на часы и показала мне знаком, что пора спать.
- Когда ты еще раз выйдешь на работу ? – спросил я Анну на своем ломанном английском.
- Завтра вечером- ответила мне Анна, и наши взгляды опять встретились.
- Как я люблю глубину твоих ласковых глаз, как я хочу к ним прижаться губами!- вспомнил я слова из песни ( «темная ночь» из кинофильма «Два бойца»).
Анна удивленно спросила меня «что я сказал?»
- Это такая русская песня? – ответил я, ей.
Я стоял желая как можно больше испытать на себе этот теплый и добрый взгляд , но в то же время я не мог долго испытывать терпение Анны, которой нужно было поскорее завершить свою работу, я пожелал ей спокойной ночи ушел в номер.
На следующий вечер мы с Сериком возвращались с ужина где то в 20:00 и проходя мимо поста хушэ мы заметили Анну, и как всегда она приветливо улыбнулась:
- Анна как долго ты будешь работать хушэ? – задал я ей вопрос.
- Не знаю, буду работать пока не найдется другая более спокойная работа – перевел мне Серик ее слова.
- Но такой девушке, как ты мало работать просто мед сестрой. Девушка с таким сердцем как ты должна стать врачом, чтобы помогать больным людям.
Лицо Анны застыло в ожидании того, что переведет ей Серик, но Серик медлил.
- Переведи ей – сказал я ему.
- Не могу –
- Что не можешь ?- строго спросил я и тут же улыбнулся, мне опять стало не удобно как в прошлый раз будто я сказал что то плохое.
Анна сидела в ожидании слов Серика то и дело поглядывая на меня.
- Переведи ей - я сгорал от стыда.
Но Серик молчал сохраняя улыбку, он не переводил мои слова будто я сказал что то непристойное.
- Что же ты молчишь? – начал я давить на Серика посильнее.
И Серик набравшись духа перевел мои слова, они с Анной переговорили о чем то:
- Нет она не хочет быть врачом – ответил мне Серик.
- Хорошо не хочет, так не хочет- и после испытанного мною неудобства я ушел в номер, за мною вошел Серик, я взглянул на его закомплексованный вид ожидавший от меня допроса за проявленную трусость, но допроса я ему не учинил, потому что не хотел зря тратить нервы.
Немного погодя я вспомнил, что не сказал Анне самое главное, о том, что я уезжаю в Пекин. Я вышел в коридор и подойдя к посту хушэ увидел, что рядом с Анной сидит молодой китайский врач в очках, я и раньше его замечал возле Анны, и мне было все равно, зачем он там сидит, для меня самое главное было отношение Анны ко мне. Я также замечал, что китайского врача почему то беспокоит мое присутствие возле Анны.
Я заговорил с Анной и заметил, как очкастый врач смотрит на меня с недоумением, для вида я налил себе чай который всегда стоит на столе у хуш, сделал глоток и посмотрел на Анну, а врач на меня. Создалась напряженная атмосфера, кто то из нас третий лишний, но тут Анна выручила меня, она попросила меня повторить слова, те слова, значение которых я неделю назад спрашивал у Анны: Это было, когда я решил позвонить в домой в Чимкент и набрал номер телефона, но вместо гудков я услыхал автоответ на китайском языке и конечно же я не понял что это за слова, но я их запомнил. Серика тогда рядом не было, чтобы спросить и тогда я решил обратиться к Анне, я вышел из номера и подошел к посту, Анна сидела одна:
- Анна – обратился я к ней на русском языке – что это значит? На послушай- я дал Анне сотовый где она услышала слова автоответа. Анна что то начала мне объяснять, то на китайском, то на английском, но я ничего не понял, и произнес слова из автоответа в слух:
- Те пучи те гака пунон шуён-
Анна услыхав мои исковерканные китайские слова рассмеялась и это было так приятно слышать ее веселый и звонкий смех. Анна несколько раз пыталась выправить меня и научить, как правильно произносить эти слова, но я снова и снова коверкал их, и Анне от этого было так смешно и мы вместе смеялись.
И вот сейчас стоя перед этим очкастым, врачом, я повторил эти слова по просьбе Анны, чтобы расслабить напряжение:
- Те пучи те гака пунон шуен – мы все втроем засмеялись.
Но через минуту смех иссяк, наступила пауза, глаза китайского врача выжидательно посмотрели на меня, наступило напряжение, Анна опять оказалась в неудобном положении между мной и этим очкастым врачом. Я повернулся и ушел, чтобы не доставлять Анне неприятности.
Я вернулся в номер, где в это время Серик смотрел телевизор.
- Где ты ходишь? – недовольно спросил он меня.
Я присел рядом с ним, и посмотрел ему в глаза с выражением «зачем тебе это?» и тоже уткнулся в телевизор, мысли о том, что мне обязательно нужно сказать Анне о моем отъезде в Пекин не давало мне покоя и через некоторое время, я опять вышел в коридор, подошел к посту хушэ, но этот врач усиленно продолжал там сидеть. Он взглянул на меня сверкнув очками.
- Нихао это опять я – весело произнес я.
В знак своей вежливости очкастый врач выдавил из себя гримасу, которую можно назвать подобием улыбки и о чем то заговорил на счет меня с Анной. Для вида как всегда я взял разовый стакан и налил себе зеленого чаю. Сделав глоточек я взглянул на Анну при этом испытывая недовольный взгляд врача.
- Мне просто нравится этот чай – сказал я врачу на английском и ушел, чтобы не доставлять неудобства Анне.
Прошло немного времени, я опять вышел в коридор я не знаю сколько было времени на табло висевшем коридоре, но меня это уже не интересовало. Выйдя в коридор, я увидел Анну сидящую одну
- ну наконец то- произнес я со вздохом и подошел к посту. Я не стал тянуть время и сразу сообщил Анне, что скоро уезжаю в Пекин – можно тебя сфотографировать на память? – спросил я, Анну объясняясь с нею общими знаками и на полу английском.
Анна доброжелательно кивнула мне в знак согласия, и я сфотографировал ее на сотку.
- А когда я уеду в Пекин можно мне тебе позвонить?-
- Yes- дала Анна согласие.
- А какой у тебя номер?- спросил я.
Анна достала свой сотовый и продиктовала мне свой номер, я записал ее номер.
- Я обязательно тебе позвоню –
-Yes yes – радостно произнесла Анна и тут же заговорила на китайском из которого я понял, что она очень рада за меня.
Наш разговор не мог так долго длиться и вообще я жалею, что растянул удовольствие общаться с Анной так долго. Откуда ни возьмись вдруг появился этот молодой китайский врач в очках, его дикий и неприязненный взгляд сверлил меня насквозь,
он что то спросил у меня, я понял, что он хочет знать, что я здесь делаю?
Я ответил:
- Как дела у моего друга Шын- Чана из 25-го номера?...
Очкастый врач уставился на меня, стараясь понять мои слова.
Я показал руками сторону номера Шын Чана:
- Шын Чан из 25-го номера, я хочу знать как его дела? – ответил я, желая отвязаться, лишь бы что ни будь ответить, как будто ничего умнее я придумать не мог.
Очкастый врач спросил у Анны, но она была растеряна, кажется, она ответила, что я пришел налить себе чаю.
Врач не стал зря терять время – пойдем – он сказал Анне и они оба направились в мой номер. Бушуя изнутри пламенем очкастый врач залетел в номер да так, что Серик сидевший у экрана телевизора от растерянности вскочил:
- Что случилось?- спросил он.
И очкастый врач заговорил с Сериком обо мне, и что то о Шын Чане связывая меня с ним, он говорил придавая особо важное значение моим поступкам и делам превращая, таким образом, муху в слона. Серик с извинениями объяснял врачу, что я иностранец и поэтому не очень хорошо понимаю их нормы и законы и тому подобное. Выговорив все свои слова очкастый врач удалился.
- Ух ты какой – произнес я вслед вышедшему врачу.
- Ты что делаешь? – с тоном допроса спросил меня Серик.
- А что я делаю?
- Ты где сейчас был?
Мне конечно не понравился резкий тон Серика, и тогда я в вразвалочку сел на стул взял яблоко и нарезая его ножом спокойно как ни в чем не бывало, ответил ему:
- Я объяснял Анне, что уезжаю в Пекин. А что нельзя?
- Ты понимаешь, что твои поступки вызывают неодобрение. Это врач спрашивает « Почему это он все время стоит у поста хушэ, что ему надо? Почему он спрашивает Шын-Чана какое он имеет к нему отношение? Что ему нужно вообще?»
- Серик если честно разобраться, то ничего то и не произошло. Этот врач просто раздул бурю в стакане.
- Этот врач говорит правду- Серик пыхтел от недовольства.
- Что с тобой Серик? Вместо того чтобы сказать этому врачу «Да что с вами такое доктор успокойтесь ведь ничего же не произошло» я смотрю ты готов вместе с ним задавить меня.
- Этот врач говорит……-
Серик не успел проговорить, я перебил его.
- Все что наговорил этот врач это полная ерунда, и не стоит на это обращать внимания. Махни на это рукой и все. Забудь.
- Да как ты не понимаешь? – Серик был в ярости -Это тебе не казахстан, здесь люди по другому относятся к людям.
- Эээ что с тобой? Ты что орешь на меня?
- Это ведь ты не понимаешь слов. Я тебе сколько раз говорил, что здесь так не принято общаться. Раз ты подошел к человеку то говори по какому делу и все. Эти китайцы не понимают твоей общительности и твои заигрывания с хушэ здесь вообще не уместны.
- Ты что несешь? Это кто заигрывает с хушэ, я заигрываю?
- Ты не заигрываешь, но они это так понимают.
- А ты теперь пойди и спроси у Анны, как она поняла мое отношение к ней? А я посмотрю, что она тебе ответит.
- Ничего я не буду спрашивать.
- А раз не будешь спрашивать тогда умолкни- я был сильно раздражен и не мог успокоиться – да-а-а-а, наверно поэтому ты не переводил моих слов Анне и за того что я заигрывал с Анной – усмехнулся я – ведь так это да? Интересно чего ты еще не перевел ей?
Серик уставился на меня глазами полного раздражения:
- Я больше не хочу разговаривать на эту тему.
- Ну и не надо- ответил я, и не успокоившись продолжил – говоришь китайцы не понимают моей общительности, а сколько раз я говорил тебе что Анна очень общительная девушка. По твоим словам получается, что китайцы сами общительны, а другим общительными быть не позволяют. Интересно.
- Я этого не говорил – Серик встал и подошел к своей кровати, готовый лечь спать.
- Ты этого не говорил, но твои дела сами сказали за тебя.
- Я ничего такого не делал –
- Я тоже ничего такого не делал, однако ты поверил словам этого очкастого врача.
- Думай, что хочешь мне все равно– ответил Серик сидя на кровати, он лег и укутавшись в одеяло повернулся на другой бок.
- Мне тоже все равно.
Время было уже позднее, и понемногу успокоившись, я выключил телевизор и тоже лег спать.


26 -30 октября
Мы встали утром, где то в 9:30 и напоследок попив чай, начали собирать вещи. Перед уходом мы попрощались со всеми врачами и сестрами отделения VIP среди которых, к моему сожалению, не было Анны. На улице я в последний раз оглянулся на здание И Чу Янь " прощай кто знает приду ли я сюда" произнес я в душе и повернувшись пошел за Сериком.
Для того чтобы уехать в Пекин мне оставалось ждать 31-го октября день, когда заработает миграционная полиция в который я смогу продлить визу, но до 31-го октября оставалось еще 5 дней и поэтому мы поселились в уйгурской гостинице Ак- Сарай, в номере, где окна выходили на улицу за 220 юаней в сутки. Через некоторое время после того как мы поселились в гостинице, Серик начал вчерашний разговор, нет на этот раз он не стал меня обвинять, наоборот его разговор носил мирный характер.Серик сожалел о том что вчера так нелепо все вышло из за какой то ерунды.
- Пойми Серик – объяснял я ему – что все большие проблемы рождаются из за того что ненужной мелочи придают слишком большое значение. Вчера этому китайскому врачу не понравилось мое поведение. Ну и что? Ведь ничего же не случилось, а сегодня мы ушли оттуда, и поверь мне никто даже про вчерашнее и не вспомнит все это ерунда, которому не нужно придавать значение – сказал я ему.
Таким образом, мы тихо и мирно разобрались в наших отношениях, а под конец помирились и дружески пожали друг другу руки.
В эти дни я целыми днями смотрел телевизор, по каналам которых показывали как празднуют мусульманский праздник курбан айт в СУАР (Синьцзян Уйгурский Автономный Район). Это был праздник жертвоприношения, который своими корнями уходил в далекое прошлое. Согласно Корану, Архангел Гавриил явился к пророку Аврааму во сне и передал ему повеление от Бога принести в жертву единственного сына Исаака. Авраам отправился в долину Мина к тому месту, где ныне стоит Мекка, и начал приготовления. Исаак сын Авраама, знавший об этом, не сопротивлялся, так как был послушен отцу и Богу Всемогущему. Когда Исаак был готов к жертвоприношению, и нож Авраама был занесен над ним, Бог тут же вмешался и дал повеление не трогать Исаака, он сказал, что это было испытание Авраама на верность. Через Архангела Гавриила Бог Всемогущий повелел Аврааму вместо Исаака принести в жертву барана, который чудо действенной силой вдруг оказался на месте происшествия. После чего пророк Авраам получил степень «Друг Бога».
Праздник показывает милосердие, величие Аллаха и то, что люди должны исполнять повеление Аллаха, каким бы трудным оно не было, но самое главное этот праздник в исламе является образом преданности Авраама Богу Всемогущему, в то время как в христианстве эта история жертвоприношения Авраама является прообразом Бога-отца готового пожертвовать своим единородным сыном и готовность Бога-сына отдать свою жизнь во имя спасения человечества.
Наблюдая по телевизору, как празднуют курбан айт в китае, я был немало удивлен тому, что узнал, а потом еще и спросил у Серика. Оказывается на территории китая на границе с казахстаном существует Или-Казахская Автономная Область (ИКАО) со своей столицей именуемой Кульджа (Инин по китайски). В Или-Казахском Автономной Области живет примерно около 1 млн. казахов, все административно управляющие должности в ИКАО занимают казахи. Казахи здесь в основном занимаются скотоводством и выращиванием сельскохозяйственных культур. В отличии от других этносов которых называют переселенцами, казахи никогда сюда не переселялись они испокон веков жили в этой области и занимались скотоводством. И что самое главное я заметил- с тех пор как ИКАО стало частью территории КНР, казахи очень хорошо сохранили свой язык, традиции, обычаи и религию. В этом плане даже китайская политика сыграла роль щита, предохранявшая казахов от западной политики глобализации, которая несет в себе разрушение всех духовных ценностей нации.
Дни проходили за днями и я начал ощущать тоску, мне вдруг еще раз захотелось вернуться в больницу И Чу Янь и снова увидеть Анну, но мысли о том, что я опять встречусь с очкастым врачом сбивали мое желание." Может быть позвонить ей по телефону и пригласить куда-нибудь в кафе и пообщаться" возникали у меня мысли "да конечно же нужно ей обязательно позвонить" и взяв трубку, я звонил ей, но вместо гудков, почему то услышал какие то непонятные слова автоответа "наверное, у нее деньги на балансе кончились" подумал я. Как жаль, что мы с нею так расстались, когда я теперь тебя увижу? Ощущение пустоты и безнадежности мучило и не давало мне покоя, и я почти ушел в себя в свои мысли.
- Что с тобой Бакыт? Почему такой грустный? – однажды задал мне вопрос Серик за обедом.
- Да нет ничего – очнувшись из забытья, ответил я.
- Думаешь об Анне да?
- А что? – отрешенно усмехнулся я.
- Да не ниче. Просто я хотел сказать, что Анна действительно очень хорошая девушка, очень теплая и добросердечная, мне она тоже понравилась.
- Да-а не полюбить ее не возможно. Ты знаешь Серик, я ведь с нею просто хотел общаться как с человеком, а теперь я в смятении мое желание просто быть другом переросли в чувства и все перемешалось во мне. Нет, я так не могу.
- Да не переживай ты Баке. Все будет нормально.
- Да конечно.

31 октября – 1 ноября
Сегодня рано утром мы поехали в миграционную полицию, по дороге в такси я вспомнил свой сон. Я видел Анну в больнице И Чу Янь, как она разговаривает с этим очкастым врачом. Я вижу что этот врач каким то образом оказывает на Анну влияние и от этого она не может самостоятельно принять решение, он уговаривает ее быть на его стороне и не делать того чего не следует, но в конце Анна отказывается от него. Врач оглянувшись по сторонам уходит от нее. Я понял теперь что Анна не зависит от этого очкастого врача, она видит меня и подходит ко мне, я был очень рад. Мы с Анной гуляем по городу, затем идем к ней домой, где я знакомлюсь с ее мамой и братом. Поговорив с ними я собираюсь уходить, но мать Анны задерживает меня и говорит чтобы я подождал отца Анны, но я не дождавшись отца решил уйти. Анна провожает меня на улице мы с ней прощаемся и расстаемся."Странный сон" подумал я.
Мы приехали в миграционную полицию, и нам сказали, что для продления визы необходимы некоторые документы. И тогда мы начали собирать документы, и это продлилось до обеда 1-го ноября, когда мы приехали в миграционную полицию, то узнали, что ждать продления визы нужно 14 дней.
- Но ведь ты опять зря потеряешь время – сказал мне Серик.
Я позвонил отцу в Чимкент, и сообщил ему об этом, и тогда решение поехать в Пекин и там же продлить визу, пришло незамедлительно:
- Езжай в Пекин там продлишь себе визу – сказал мне отец.
Вечером мы были уже в аэропорту Серик помог мне купить билет на вечерний рейс в 20:30. Так как мои костыли забрали в багаж и мне не разрешили вместе с ними пройти на посадку, мне дали инвалидную коляску с помощью которого я мог передвигаться. Наступали последние минуты перед отлетом, мне так не хотелось оставлять Серика и лететь одному в Пекин, но что поделаешь, раз я взял направление сворачивать не нужно.
- Тебя же там должны встретить да? – спросил меня Серик.
- Да – ответил я – нашлись там одни знакомые.
- Ты знаешь Бакыт я хотел тебе сказать.
- О чем?
Серик не много замялся – Ты знаешь ведь Анна тебя любит – произнес он, набравшись смелости.
- Откуда тебе это известно? Ты что разговаривал с ней об этом? – осуждающе спросил я.
- Нет что ты. Просто я видел это в ее глазах. Со стороны все виднее.
- Ну да конечно – я был спокоен.
- Ну, самое главное я это сказал, а то думал, что не смогу сказать – успокоившись вздохнул Серик.
Я улыбнулся, приятные мысли об Анне нахлынули на меня и я на какое то время задумался о ней.
Серик взглянул на людей подошедших к нам из-за моей спины:
- Да это он – указал Серик на меня этим людям,служащим аэропорта, которые что то спросили – все Бакытжан тебе нужно идти на посадку – сообщил мне Серик.
- Ну что же прощай. Спасибо тебе за все –
- Давай удачного тебе полета – сказал Серик, и мы с ним пожали друг другу руки.
- Будешь в Чимкенте звони.
- Да, да, обязательно.
Служащий аэропорта развернул мою коляску и забрал меня на регистрацию. Через час после того как я прошел таможенный и паспортный контроль меня, как слабо передвигающегося первым посадили в салон боинга. Я сел как раз у иллюминатора было уже темно. Через некоторое время салон боинга заполнился пассажирами. Ко мне подошла стюардесса и сказала мне на английском, чтобы я, если что обращался к ней.
- Ок – ответил я, и пристегнул ремни. Раздался приглушенный гул двигателя боинга, нам всем раздали сосательные конфетки. Я опять взглянул в иллюминатор " Прощай Урумчи. Когда я теперь сюда приеду " тихо произнес я. Самолет тронулся с места и поехал: он начал набирать скорость " прощай Анна. Увижу ли я тебя снова?" я разглядывал освещенную полосу, и легкий налет печали коснулся моей груди, ведь я улетал так, и не повидавшись с Анной.
Разогнавшийся самолет поднялся и взмыл в ночное небо, набирая высоту. Я летел в неведомую даль сквозь эту глухую темную ночь и только звезды тускло мерцали как в песне:
- Как я люблю глубину твоих ласковых глаз, как я хочу к ним прижаться губами - медленно про себя я напевал песню (из кинофильма два бойца 1943 год).

Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают.
В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,
И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.

Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,
Как я хочу к ним прижаться теперь губами!
Темная ночь разделяет, любимая, нас,
И тревожная, черная степь пролегла между нами.

Верю в тебя, в дорогую подругу мою,
Эта вера от пули меня темной ночью хранила...
Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,
Знаю встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось.

Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи.
Вот и сейчас надо мною она кружится.
Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
И поэтому знаю: со мной ничего не случится!


2 - 4ноября
Я проснулся ровно в 7:00 от звука будильника на моем сотовом, проснувшись, я первым делом подумал, что я должен сегодня сделать: Нужно было в первую очередь решить проблему с визой, как ее продлить и куда мне нужно пойти? Я не знал. Затем нужно было съездить в триста первую больницу, но с кем и как мне туда съездить? Я тоже не знал. И наконец, чтобы решить проблему с визой, и с 301-ой больницей мне необходимо было позвонить, позвонить домой в Казахстан и сообщить, что я нормально долетел, позвонить нужно было еще и Саше китайцу который должен был мне помогать в Пекине, но для того, чтобы позвонить мне нужно было купить сим карту на сотку, ибо сим карта, которую я покупал в Урумчи не действовала здесь в Бежине в столице китая, которую мы да и весь мир называют Пекином.
Где достать мне сим карту? Я не знал. Вчера ночью я спрашивал об этом девушку администратора в рецепшене, но она мне невнятно ответила, что я ничего не понял.
Я обхватил голову руками и не знал, что делать? С кем связаться и с кем поговорить о своих проблемах? Но призадуматься о проблемах мне пришлось еще больше, когда я сунул руку в карман и обнаружил, что у меня осталось шестьсот долларов и где то тысячи восемьсот юаней. Боже мой, но ведь с этими деньгами я долго здесь не протяну. Пекин очень дорогой город, а потому деньги здесь уходят, как вода сквозь пальцы это я понял еще вчера ночью, когда прилетел. У кого мне взять деньги? Где найти тех людей, которые должны мне передать деньги?
Наспех позавтракав за двадцать юаней в столовой гостиницы Зиньджи, я вышел на улицу, город был покрыт туманом, куда мне идти? Я оказался чужим в этом огромном и незнакомом мне городе. Зайдя обратно в гостиницу, я заметил, что на рецепшене сегодня другая девушка администратор я спросил у нее "Где можно купить сим карту?" благо, что в этой гостинице почти все сотрудники более или менее знали русский язык, так как гостиница была ориентирована на русских туристов.
- Посмотрите там, на улице – указала мне девушка рукой в сторону улицы.
Мне опять пришлось выйти на улицу и пройтись по минимаркетам расположенным вдоль тротуара и спросить есть ли у них сим карта, но увы все продавцы отрицательно кивали головами так, как не понимали русского языка. Отчаявшись искать сим карту, я опять вернулся в гостиницу и спросил в рецепшене "Где можно купить сим карту", но девушка администратор занятая своим делом ответила мне, что не знает чем мне помочь "Выйдите на улицу там есть " предложила она еще раз, я не понял, что она имела ввиду и молча отошел в сторону решив осмотреть гостиницу, но не успел я отойти несколько шагов от рецепшена , как наткнулся на офис туристической фирмы занимающейся продлением визы.
-О! - обрадовался я – Наконец-то,- но радость моя была кратковременной, так как на рекламном плакате этой туристической фирмы я прочитал, что фирма занимается продлением визы только для туристов России, Белорусии и Украины, увидев работника фирмы, я спросил его – а для туристов из Казахстана вы продлеваете визы?
- Нет. Только для туристов из России, Белорусси и Украины – ответил мне китайский работник с акцентом на русском языке.
- Но почему? – возмутился я – почему вы не продлеваете для туристов из Казахстана?
Китайский работник взглянул на мое недовольное лицо – Потому что мы занимаемся туристами только России, Белорусии и Украины.
- Ну почему?
- Ну, вот так вот. Я не знаю почему.
Недовольный я вышел из офиса туристической фирмы и мои мысли опять возвратились к тому, что мне нужно позвонить, я хотел выйти на улицу, но решил немного повременить, чтобы туман хоть немного рассеялся. Через минут сорок я вышел на улицу туман рассеялся, но погода стояла ненастная, предвещая осадки, а на фоне моих проблем погода казалось, настроена была против меня. Во дворе столпились таксисты и надоедливо цеплялись к клиентам, мне пришлось обойти их, не привлекая к себе их внимания. Я опять прошелся по улице ища сим карту, но так и не нашел ее.
Я направился к гостинице, обходя надоедливых таксистов, но вдруг я услышал голос из-за спины:
- Такси надо? – спросил меня китайский таксист с акцентом на русском.
- Нет – ответил я, не обращая внимания.
- Позвонить надо? – таксист зацепил меня этим вопросом.
Я остановился:
– да надо.
Таксис подозвал молодого паренька и указал на меня, и тот подойдя ко мне попросил мою сотку и взяв её на руки вложил в неё новую сим карту и пополнил мой баланс с помощью ай-пи карты, он даже научил меня, как нужно звонить по китаю и за пределы китая, за все это я отдал ему сто пятьдесят юаней.
- Теперь можно позвонить – облегченно вздохнул я, и вернулся в номер гостиницы, и в спокойной обстановке позвонил своему отцу и сообщил, что со мной все нормально.
- Что сделал на счет визы? – спросил меня отец.
- Сейчас я позвоню Саше-китайцу и спрошу у него.
- Кто такой Саша?
- Это человек, который должен помогать.
- Хорошо позвони ему и узнай.
Закончив разговор с отцом, я тут же позвонил Саше и сообщил ему, что я уже в Пекине.
Саша сказал мне, что он занят, но отправит ко мне человека, который мне поможет.
- А визу сделать он мне поможет?- спросил я Сашу.
- Да, да он тебе поможет.
- Хорошо буду ждать. Когда он придет?
- Он будет у тебя через десять минут.
- Хорошо – я положил трубку и честно говоря, был рад тому, что помощник придет так быстро.
Через десять минут ко мне в номер постучали, я открыл дверь и увидел перед собой мужчину китайца моего же возраста:
- Ты от Саши?
- Да я от Саши.
- Проходи – пригласил я его в номер.
Я познакомился с этим китайцем, его звали Виталий, я решил немного поговорить, чтобы понять, что он за человек. Разговаривал он с русским акцентом, с виду был подтянут, но его хитрое и расчетливое лицо вызывали во мне недоверие.
- Так Виталий – начал я разговор о деле – мне нужно срочно продлить визу.
- Хорошо давай паспорт.
Я протянул ему свой паспорт, он взглянул на него.
- У тебя виза кончается девя