Китайская любовь, Часть 1

Китайская любовь, Часть 1

Я не знаю, как я полюбил Китай, я не знаю, полюбил ли я эту девушку Анну из Урумчи? Или полюбил я девушку Уон-Ян из Харбина? Ведь любовь обеих девушек спасла меня……. Да да спасла меня и поэтому я полюбил их обеих. «Ну ты даешь раз одновременно полюбил обеих» могу я услышать возгласы удивления, но разве можно забыть их, особенно Уон- Ян, помню ее милое жизнерадостное лицо, мне было плохо, а она заботливо ухаживала за мной, нет никогда не забуду я тебя Уон Ян. Как же я забуду тебя Уон-Ян ведь ты была мне утешением в дни моей одинокой печали, может, для кого то эти дни коротки и скоротечны, но для меня тогда это была целая вечность. А когда я уезжал из Харбина то в прощальных глазах Уон-Ян я прочитал «Я тебя никогда не забуду…».
В октябре 2012 года 10-го числа я прилетел в китайский город Урумчи в расположенном в Синьцзян Уйгурском Автономном Районе граничащему с Казахстаном. Цель моего приезда в Китай была одна, но для того чтобы понять её нужно понять еще и то, что до Китая в сентябре месяце я побывал в Израиле. Дело в том, что я был болен более двух лет, у меня болела нога.
Еще в 2009 году мне поставили эндопротез1 на колено в Астане, но через полтора года в августе 2010 года мое колено разболелось, и я уже не мог ходить.
И вот с распухшим коленом ковыляя на костылях, в сентябре 2012 года, я прибыл в Израиль в город Тель-Авив желая лишь одного, чтобы израильские врачи меня вылечили, но к моему удивлению они не только содрали с меня деньги за ненужные обследования, но еще и косвенно, а то и прямо сказали, что ногу нужно ампутировать, дескать, нога уже потеряна и ничего тут не поделаешь. Немного подумав, я отказался от ампутации и, к великому своему разочарованию, безрезультатно вернулся в Казахстан, в город Чимкент.
Когда я вернулся на родину через некоторое время на моих родителей вдруг нашло озарение: они решили что мне нужно ехать на лечение в Китай в город Урумчи. Конечно, я продумывал и другие варианты лечения за границей, но на моих родителей повлиял мой родственник Болат, убедивший их о высоком качестве лечения, в Китае которое он испытал на себе.
В конце сентября Болат собиралсяпоехать в Урумчи на повторный курс химиотерапии:
- И если хотите, то можете Бакыта отправить со мной в Китай. У меня есть там знакомые врачи казахи они его и осмотрят- предложил он моим родителям.
И тогда родители начали готовить меня к поездке: мама начала мне помогать собирать мои вещи, а отец начал оформлять визу. Мы ожидали получить визу за несколько дней, и 29-го сентября вместе с дядей Болатом вылететь в Урумчи, но получение визы, почему то растянулось, и поэтому наш родственник Болат раньше меня улетел в Урумчи, улетел вместе с женой.
Визу я уже получил 9 октября, а на 10 октября у меня уже были билеты на самолет в Урумчи к тому времени уже подходил к концу курс химиотерапии дяди Болата, но он не смотря на это все еще ожидал меня в Китае желая показать меня своему знакомому врачу. И вот 10 октября я был уже в аэропорту города Шымкента где меня провожали отец, мама, братишка, и вся остальная родня. Ровно в 12:30 дня самолет вылетел из Шымкента в Урумчи.

10 октября
Я летел два с половиной часа через заснеженные хребты Тянь-Шаня пока не достиг этого города расположенном на западе китая. Через два с половиной часа полета мой самолет начал медленно снижаться над землей и посмотрев в иллюминатор, я увидел многочисленные городские дома и кварталы дотоле мне неведомого Урумчи, город оказался очень огромным, ибо одного охвата взгляда не хватало, чтобы увидеть весь город. Минут пятнадцать покружив над городом самолет, приземлился в аэропорту. И вот я оказался в Китае в этой стране грозящего дракона, в стране конфуцианства и буддизма в этом последнем оплоте коммунизма, хотя может даже и не в последнем.
Выйдя из самолета в терминал, на костылях я прошел паспортный и таможенный контроль. На выходе меня ожидал парень: среднего роста, моложе меня,смуглый в потертой серой курточке. Это был тот парень, которого направил ко мне в помощники мой дядя Болат, парень стоял с табличкой с написанным на нем моим именем «Бакыт».
-Это наверное ожидают тебя- догадался прилетевший со мной пассажир, увидев парня с табличкой.
-Да это меня- подтвердил я пассажиру, который всю дорогу помогал мне нести мою сумку.
Пассажир быстрее меня подошел к парню с табличкой:
- Вот это сумка Бакыта – сказал он и вручил ему мою сумку, и обернувшись ко мне сказал: – Баке я пошел тогда.
Я пожал пассажиру руки и, поблагодарив его за помощь, попрощался с ним, он в ответ пожелал мне скорейшего выздоровления и ушел.
Я повернулся к своему помощнику:
- Салем – сказал я ему, протянув руку.
- Значит вы Бакыт от дяди Болата да? – спросил он меня, пожимая мне руку.
- Да да он самый- ответил я – А как зовут тебя?
- Серик – ответил мне он.
Серик был коренным жителем поднебесной, из Синьцзян Уйгурского Автономного Района (СУАР) из города Чугучак ( Урумчи был центром СУАР).
- Ну что же Серик я очень рад тебя видеть.
- Я тоже-
- Серик давай перейдем на ты – предложил я ему.
- Как хотите дело ваше- с непривычки ответил он.
Выйдя с аэропорта мы сели на такси, который повез нас в гостиницу Сиюй.

Вечером того же дня зазвонил мой сотовый это была моя тетя Захида жена моего родственника Болата, она расспросила меня «как я доехал?», я ответил что все хорошо, она попросила меня приехать завтра в больницу рано утром в 7:00 туда, где они лежат с дядей Болатом т.к. именно там и ожидал меня их лечащий врач, чтобы осмотреть меня:
-Хорошо - сказал я и положил трубку
- Нам завтра в семь часов утра нужно в больницу ехать – объяснил я Серику, ничего не подозревая о том что могу и опоздать.

Немного попозже мы с Сериком пошли в кафе находящемуся ниже первого этажа в гостинице Сиюй, где в основном подавали казахские блюда. Мы заказали пельмени, мясное ассорти салаты, а из спиртного я заказал китайскую водку, Серик заказал себе пиво. Водка оказалась очень хорошей и на вкус и на запах:
- Это китайская водка сделанная из риса и пшеницы, от нее никогда не болит голова- подтвердил мне Серик смакуя свое пиво.
В тот вечер я еще заказал водки, а Серик еще несколько бутылок пива. Сидели мы до поздна, выпили мы очень много хотя казалось, что немного.
- Почему ты не пьешь водку?- спросил я, между делом Серика.
- Мне нравится пиво. Это китайское пиво очень хорошее. Хочешь попробуй – Серик взял стакан и налил мне пиво.
Под хмельную голову мне было все равно, и теперь я водку смешал с пивом и пил то одно то другое. Серик тоже изрядно захмелел, он очень много выпил пива. Какой же я был болван тогда: это же надо быть больным человеком и пить спиртное – просто я хотел исцелить свои расшатанные из-за болезни нервы, но сделал хуже себе.
В номер мы пришли уже в 4:00 утра:
- Давай Серик сейчас ложимся и встаем через два с половиной часа в 6:30 и сразу едем в больницу. За пол часа наверное успеем в доехать, ведь нам в семь надо быть там?
- Да успеем- ответил Серик и укрылся одеялом.
Я поставил будильник на 6:30 и тоже укрылся одеялом.

11 октября
Будильник сотового дал сигнал ровно в 6:30, я открыл глаза и приподнялся, голова трещала по всем швам, еще бы ведь я вчера водку смешал с пивом. Вставать не хотелось, но я встал и разбудил Серика, у того еще сильнее болела голова чем у меня он ведь слишком много выпил пива.
- Вставай вставай Серик- крикнул я ему видя, как он приподнявшись опять лег спать.
После того как я умылся и оделся, я решил выпить чашечку кофе думая что это меня взбодрит. К тому времени уже встал Серик.
- Выпей чашку кофе это тебе поможет- предложил я видя, как Серик с туманно поблекшим взглядом сел рядом со мной и держался за голову. Я посмотрел на часы время было уже 7:00 – Серик давай быстрей, а то мы опоздаем - я взял трубку и позвонил дяде Болату, но к моему удивлению дядя Болат сказал мне, чтобы я приезжал попозже объяснив это тем, что врачи еще не пришли, а если и придут то у них будет собрание которое продлится часа два.
Услышав это Серик начал меня уговаривать не торопиться:
- Все равно сейчас пойдешь, а у них собрание, затем будет обход больных и только где то в 11:00 врач освободится, а может даже и 12:00 будет свободен. Так что сейчас туда незачем идти.
- Ладно- согласился я на уговоры Серика , но как оказалось потом, он говорил все это ради того чтобы поспать пару часов – отдохнем еще два часика, а затем встанем и поедем – сказал я, думая что Серик прав.
- Хорошо я сам тебя разбужу в девять – ответил Серик и лег на кровать, укрываясь одеялом.
Я лег обратно в постель, надеясь на Серика.

Мой сотовый зазвонил в 12:00, я посмотрел на время и понял, что Серик не разбудил меня в девять.
-Алло!- произнес я, подняв трубку.
-Бакыт!- услышал я недовольный голос моей тети Захиды –Ты где?
- Ну я в гостинице- растерялся я.
- Как? Разве вы не в пути? Ты ведь должен был в семь часов сюда приехать.
- Но дядя Болат сказал мне, что можно и попозже приезжать.
- Ты что? Какой там попозже? Этот врач тебя уже с семи ждет, а я все время его удерживаю говоря что вы вот вот приедете.
-Хорошо мы сейчас приедем- сказал я, и взглянул на Серика, который поняв в чем дело резко вскочил с постели и накинул куртку – почему ты не разбудил меня в девять? – спросил я его.
- Проспал я- виновато почесывая голову ответил мне Серик.
В больнице мы были уже через пол часа это был большой онкологический центр с многоэтажными зданиями. Мы поднялись на лифте до двенадцатого этажа и прошли в отделение туда, где лежал дядя Болат. Войдя в палату и поздоровавшись, мы встретили резкий осуждающий взгляд моей тети Захиды:
-Вы во сколько должны были прийти?- недовольно спросила она – этот врач несколько раз сюда приходил и спрашивал «Пришел он или нет?», а я все время говорю ему, что ты вот вот придешь.
- Да извините меня тетя Захида так уж получилось.
- Да…. зря я сказал тебе чтобы ты попозже приезжал – с сожалением произнес дядя Болат лежавший под капельницей – но ниче я думаю врач еще не ушел. Иди скажи Акылбеку, что он пришел – обратился он к Захиде.
К моему везению Акылбек , тот самый врач который меня хотел осмотреть, еще не ушел, он был в отделении и осматривал больных, он завел меня в отдельную комнату и осмотрел мою ногу:
- Да очень сложная ситуация. Даже не знаю, что и сказать, слишком много тебе сделали операций - Акылбек задумался – ну а сам что думаешь?
- Не знаю. Все врачи говорят, что нужно сделать ампутацию может это и верно.
- Для начала пусть тебя осмотрит сосудистый хирург. Завтра поезжайте в первую больницу там есть заведующий отделением сосудистой хирургии Серик, я ему позвоню и сообщу о тебе.
- Хорошо – согласился я, и после недолгих разговоров с Акылбеком мы с Сериком вышли из больницы.


12 октября
В восемь утра мы с Сериком были уже в первой больнице И Чу Янь, и где то пол часа блуждали из этажа в этаж, из коридора в коридор в поисках этого отделения сосудистой хирургии.
Пока Серик расспрашивал у медсестер, где находится это отделение я стоял в стороне и всматривался в лица проходящих мимо меня медсестер, в китае их называют хушэ в большинстве своем это были китаянки и уйгурки. Меня в них привлекал их приятный и ухоженный вид:
- Как они прекрасны – успел подумать я, как вдруг меня коснулся Серик.
- Пойдем Бакыт нам нужно туда – указал он рукой, и мне пришлось пойти за ним.
Через минут десять мы были уже в кабинете Серика заведующего отделением сосудистой хирургии. Меня все еще не покидало волнение по поводу того, что ногу придется ампутировать. Иногда у меня возникали проблески надежды, что ногу можно сохранить, и надежда была на Серика сосудистого хирурга, хотя что он может сказать? Ведь все врачи мне говорят одно и тоже «Ампутация» :
- Что у тебя с ногой? – спросил меня Серик заведующий сосудистой хирургии.
- У меня АВМ сосудов – ответил я.
- Что такое АВМ сосудов? – спросил меня Серик, глядя на меня сквозь свои очки.
Признаться, я был удивлен его вопросом, ведь если он хирург по сосудам так значит, он должен знать это лучше меня. Я начал было объяснять это ему применяя при этом все медицинские термины которыми пользуется вся европа, америка и россия, но он опять ничего не понял. Я был поражен, он смотрел на меня и ничего не понимал, хотя потом до меня дошло, что этими медицинскими европейскими терминами, к которым привыкли мы, китайцы не пользуются и не признают, у них есть своя медицинская китайская терминология, которая понятна только им. И тогда мне пришлось простыми словами на казахском языке объяснять ему свою болезнь. Потом я снял брюки и показал ему своё распухшее колено и рассказал ему как 2009 году мне поставили эндопртез на коленный сустав :
- Где тебе ставили эндопротез?- спросил меня Серик, ощупывая мою ногу.
- В Астане.
Я показал все рентгеновские снимки Серику, а также снимки ангиографии и выжидательно посмотрел на Серика «Что он скажет?»
- Не умеют у вас делать операции в Казахстане – сказал он, рассматривая мои снимки.
Я не мог возразить на это обвинение. Что я мог сказать против? Сказать что «У нас медицина самая лучшая». «Тогда зачем ты приехал в Китай, если у вас медицина самая лучшая?» мог сказать мне Серик.
- Мы работаем для народа – гордо произнес Серик идеологию коммунистической партии Китая- у нас не делают плохих операций. Вот если бы ты приехал к нам ставить эндопротез пораньше то твое колено вот так бы не опухло. Вся проблема вот в этом протезе.
- Вы считаете, что эта опухоль из за эндопротеза, а не из за АВМ сосудов ?
- Понимаешь у тебя проблемы с коленным суставом, а АВМ сосудов здесь ни причем, тебе нужно решать проблему с эндопротезом в колене – произнес Серик, и эти слова мне напомнили слова профессора Зеликовского из израильской клиник Нью-Мед, который месяц назад мне точно также сказал что «АВМ сосудов здесь не при чем, у тебя проблемы в коленном суставе».
- А как вы смотрите на ампутацию?
- Нет, ампутацию делать нельзя – строго возразил Серик - все сосуды у тебя в норме несмотря на АВМ сосудов, которая у тебя есть... Так! Знаешь, что сходика ты к профессору Жигеру он заведующий VIP отеделением. Он сам нейрохируг, но у него в отделении есть ортопеды пусть они осмотрят тебя.
- А где это? Далеко отсюда?
- Нет, это на четырнадцатом этаже…поднимешься на лифте. Вы пока идите туда, а я ему позвоню и сообщу о тебе.
Я вышел из кабинета Серика полный надежды и радости, от того что ногу можно сохранить. Мы поднялись на лифте на четырнадцатый этаж и прошли к кабинету заведующего отделением VIP Жигеру. Разговор у нас ним был короткий, он сразу попросил мои снимки, я дал их ему и в кратце объяснил ему суть своей болезни.
- Да да! Серик мне щас только рассказал про твою ногу – произнес Жигер рассматривая мои снимки – ну что ложится, будете в больницу? – спросил он, отложив в сторону мои снимки – нужно провести обследование.
- Да конечно - согласился я.
Жигер подозвал молодого врача и дал ему поручение оформить меня для госпитализации. Молодой врач начал заниматься заполнением бланков, а меня направил в больничную кассу для оплаты, я сходил и заплатил пять тысяч юаней, мне дали номер где я мог лежать вместе с ухаживающим за мной человеком, но прежде чем войти в номер меня повели на рентген правой ноги и на электрокардиограмму. Когда я пришел в номер, ко мне пришла хушэ и что то сказала:
- Она хочет измерить тебе давление – перевел мне Серик.
Я дал ей руку и она начала измерять мое давление:
- Как зовут вас девушка? – спросил я у хушэ.
Она непонятно посмотрела на меня и улыбнулась
- Спроси как зовут ее – сказал я Серику, и Серик перевел мой вопрос.
- Шан Син - с улыбкой ответила хушэ.
- О..о! красивое имя – произнес я, и Серик перевел.
-А..а..а!- улыбнулась она мне - Шеше – выразила она свою благодарность, и улыбаясь ушла.
- Зачем тебе это нужно?- спросил меня Серик, лежа на своей кровати рядом.
- Что зачем?
- Зачем тебе нужно знать их имена. Здесь так не принято знакомиться. Здесь так вообще не спрашиваю имена у девушек.
- А почему? –удивился я.
- Да потому что здесь такого не понимают. Если ты здесь спросишь имя у китаянки, то она может это расценить, как посягательство на ее честь и обидеться.
- Но ведь эта китаянка не обиделась –
- Не знаю почему это она не обиделась, наверное из за того что ты иностранец, но здесь так не принято узнавать имя и делать комплименты.
«Обалдеть конечно» подумал я все еще не понимая о чем это говорит Серик.
Еще немного поговорив на эту тему мы с Сериком перешли на разговор о красивых девушках, я заметил, что китаянки очень красивые, но мое мнение Серику не понравилось он лишь пожал плечами:
- Незнаю что ты в них такого заметил? Я лично ничего в них особенного не замечаю- ответил он.
- У них черты лица более тонкие, чем у казашек и это делает их более красивыми.
- Лично для меня красивее казашек никого на свете нет- возразил Серик.
Возможно всю жизнь живя среди китайцев Серик привык к их образам и поэтому он не замечает того что сразу стало видно мне человеку вновь прибывшему.
Через некоторое время ко мне вошел врач мужчина лет сорока его звали доктор Али, он был уйгуром по национальности. Доктор Али посмотрел на мои рентгеновские снимки и расспросил меня о ноге, я ему сказал, что у меня был гонартроз коленного сустава и поэтому мне пришлось поставить эндопротез:
- Что такое гонратроз? – спросил у меня Али, ощупывая мою ногу.
Я понял, что эти европейские термины китайские врачи не понимают и мне пришлось на простом казахском языке объяснять, что это такое и врач понял. Хотя врач разговаривал со мной на уйгурском, а я на казахском мы все же понимали друг друга так как казахи и уйгуры относятся к тюркоязычным народам, иногда врач Али задавал мне вопросы на китайском, а Серик переводил мне:
- В понедельник нужно будет сходить на СТ(си ти или томография).
- Хорошо – кивнул я ему головой, еще не понимая, что такое си ти.
- Сделай СТ и там посмотрим -добавил доктор, и вышел.

13 октября
Сегодня в субботу рано утром в 7:00 в палату вошла хушэ, я понял, что она хочет взять кровь из вены, я дал ей руку, к моему удивлению она взяла кровь не из локтевой вены, как это делают везде, она взяла кровь ниже зяпастья из тыльной стороны ладони, потом мне сказали сдать мочу, и я сдал мочу.

14 октября
Сегодня утром ко мне, как и вчера вошла хушэ, и оставила на тумбочке листок бумаги это был распечатанный счет за 13 октября на сумму 1134 юаней туда входили: 260 юаней за номер в больнице, плюс 9 юаней за свет и воду и плюс 865 юаней за анализ крови и мочи. Эти деньги отминусовывали от тех пяти тысячей юаней, которые я заплатили и в распечатанном виде приносили мне. Если деньги на моем счету кончались, то мне приходилось пополнять счет, заплатив в кассу. И что самое главное я заметил, просматривая этот лист бумаги это то что анализ крови и мочи был сделан по 57(пятидесяти семи) показателям, в израиле за такой анализ с меня бы сняли по крайне мере 500 долларов, но здесь с меня взяли всего лишь 865 юаней или 140 долларов в три с половиной раза дешевле «как это классно» подумал я.
«Нет ну надо же» продолжал восхищаться я «сделать анализ крови по 57 показателям, такого нигде в мире не делают, но только в китае» мне понравилось такое серьезное отношение к здоровью, а вместе с этим мне начинал нравиться и весь китай.


15 октября
Сегодня понедельник, с утра был обход врачей во главе с заведующим отделения VIP Жигером. Жигер и врачи осматривали мою ногу, смотрели снимки, затем вышли. Выходя мой лечащий врач Али сказал мне, что сегодня мне нужно сделать СТ (томографию), я кивнул ему головой.
Через некоторое время вошла хушэ (медсестра) миниатюрного роста в больших очках с аккуратоно сложенными под колпак волосами, она, что то говорила, а Серик переводил. Хушэ расспрашивала меня о моем состоянии и что то записывала в свою тетрадь, она это делала с такой заботой и вниманием, что я застыл гдядя на нее.
Да я застыл глядя на нее, но это не была влюбленность, это не были мысли об интиме. Что же со мной происходило? Я не знаю.
Она была миниатюрно красива, хотя она скрывала свою красоту, я все же обратил внимание на ее нежные руки, у нее были красивые утонченные пальцы. Под большими сверкающими очками скрывались ее красивые раскосые глаза, под белым колпаком и халатом скрывалась внешность фарфоровой куколки. Современных девушек выраженно подчеркивающих свою красоту очень много, но эта хушэ была скромна.
Хушэ что то дописала у себя в тетради и вышла из номера, я проводил ее все так же застывшим взглядом.
«Надо было спросить у нее имя» спохватился я, но было уже поздно «ну ладно в следующий раз спрошу».
Через пол часа за мной пришла другая хушэ и позвала меня за собой на нижний этаж, чтобы пройти СТ (си ти), мне пришлось сходить.
Время от времени я выходил в коридор, чтобы увидеть ту, первую хушэ и видел, как она сидит за столом у поста и что то пишет, затем раздавался сигнал вызова из номеров это были неходячие больные, которым нужна была помощь и хушэ тут же бежала к ним. Я видел, как эта хушэ носится по коридору готовя капельницы и уколы, а когда она встречала мой взгляд, то мило улыбалась.
Лишь поздно вечером, когда все улеглось, я увидел ее сидящей за постом, она заполняла бланки. Я подошел к ней и она заметила меня:
- Можно этот чай пить или нет? – спросил я, указывая на чайник заваренный зеленым чаем.
Хушэ поняла о чем я говорю, кивнула мне головой, и что то сказала на китайском, она достала из под стола разовые стаканчики и подала мне их, я налил в стаканчик чай и попытался заговорить с нею, но разговор не получался хушэ была слишком занята, она лишь мило улыбалась мне при каждой моей попытке заговорить. Мне все время хотелось быть рядом с ней и пообщаться.

16 октября
Сегодня с утра ко мне заходил доктор Али, он привел с собой еще одного врача китайца, они оба осмотрели мою ногу и что то говорили меж собой. Китаец сфотографировал мои снимки, видимо хотел, кому то показать.
Я поговорил с доктором Али, он сказал, что нужно еще сделать ангиографию сосудов и выслушать мнения сосудистых хирургов:
- Хорошо – согласился я – а когда будет ангиография?
- Сегодня не получится, завтра сделают. Так что жди – сказал доктор и вышел из номера.
Я вышел в коридор в надежде увидеть хушэ, но ее уже не было. Ее смена кончилась, и она ушла домой.
После обеда у Серика возникли кое какие дела и он ушел по делам сказав, что вернется вечером. Но мне не пришлось скучать, так как ко мне в номер зашел Мухият, он лежал здесь в соседней палате ухаживая за своим больным братом, он был тоже коренной житель поднебесной из Алтая, по национальности казах. И как казаху ему очень интересно было пообщаться с казахом из его далекой и никогда им не виденной родины. Ему было интересно знать, как там живут его сородичи казахи и все время расспрашивал меня, но почему то его вопросы все время были какие то нелепые и глупые. Мухият рассказывал мне о жизни казахов здесь в Китае и как всегда говорил какието глупости, наверное думая что собеседнику из далекого казахстана можно приврать « все равно ведь ничего не знает о жизни казахов в китае». Однако его вранье быстро разоблачал Серик очень хорошо знакомый с жизнью казахов здесь и тогда болтуну Мухияту приходилоь только замкнуть свои уста, чтобы не быть опять разоблаченным во вранье. Но сегодня воспользовавшись отсутствием Серика Мухият тут же прибежал ко мне в номер, «уж теперь то когда нет обличителя можно с удовольствием приврать Бакыту» .
- Говорят у вас там в казахстане едят ишаков. Это правда?- начал свой глупый вопрос Мухият.
- Да кто тебе сказал такое?- возмутился я.
- Я сам слышал.
- От кого?
- От людей которые были в казахстане.
- Ну и что они тебе сказали?
- Они сказали, что ишаков в казахстане почти не осталось, потому что они едят их.
- Если в казахстане не осталось ишаков, то наверное их съели казахи приехавшие из китая. Ведь у вас здесь едят ишаков?- спросил я.
- Здесь их едят, но только китайцы. Мы не кушаем.
- Ну вот видишь, а у нас тем более не кушают. А вы кушаете потому что научились у китайцев. Наверное, вкусно да? – рассмеялся я.
- Это надо у китайцев спросить- Мухията раздасадовала моя ответная шутка- А свиней вы едите? – спросил он.
- Я лично не кушаю свинину, хотя знаю, что некоторые казахи едят.
- Да вы все там кушаете свинину, потому что стали орусами (русскими).
Меня немного кольнуло это глупое утверждение Мухията.
- Слушай ты – обратился я – ты ведь всю жизнь живешь среди китайцев, ты случайно китайцем не стал?
- Нет я казах.
- А почему ты решил что я орус? Хотя я тоже, как и ты всю жизнь живу среди орусов. Да я учился в русской школе, да казахстан когда то семьдесят лет жил под правлением россии. Да мы с детства впитывали в себя русскую культуру и язык, но ведь и ты впитал в себя китайскую, но в тоже время остался казахом. Ведь так?
- Да да ты прав – согласился Мухият – а, правда что в казахстане мужчины и женщины вместе купаются в банях? – опять он задал мне свой глупый вопрос.
- Как это вместе? – я не знал плакать или смеяться. Для меня это была полная глупость, и откуда только Мухият все это понаслышал?
- Ну, вот заходишь в баню, а там мужчины и женщины голые ходят и купаются.
- Нет у нас таких бань- опроверг я, еле сдерживая подступивший к горлу смех.
- Мой один знакомый недавно был в Астане (столица казахстана) так вот он говорит «захожу в одну баню, а там мужчины и женщины вместе голые ходят и купаются, я как увидел это бесстыдство так сразу выскочил оттуда и убежал». Это мой друг рассказал, а он никогда не врет.
- Врет твой друг нету такой бани в казахстане.
- Есть, мой друг говорит правду.
- Дурак он твой друг. Наверное перепутал баню и вместо бани зашел в сауну где в это время молодые ребята с проститутками забавлялись и решил наверное, что так купается весь казахстан.
- Да нет, он зашел в баню. Говорю же тебе, что правду он говорит.
- Да нету такой бани. Ты что нас всех в казахстане за идиотов считаешь да? Мы что, по-твоему все в казахстане ведем бесстыдный скотский образ жизни? Если бы такая баня в казахстане была бы, то казахстанская общественность запретила бы ее. Там бы съехались все средства массовой информации подняли бы большой шум и по телевизору показали бы.
- Сейчас я позвоню своему другу и спрошу у него, есть такая баня или нет?- Мукият вытащил свой сотовый из кармана и принялся звонить.
- Ну позвони и спроси – согласился я.
Однако друг не поднимал трубку и Мукият решил перезвонить ему потом.
- Говорят вы не любите нас казахов которые переезжают из китая в казахстан? – опять начал говорить глупости Мухият.
- Да кто тебе такое наговорил?- возмутился я.
Мухият хотел что то сказать, но в этот момент в номер вошел его брат Капар с которым он вместе ухаживали за больным братом, и позвал его и ему пришлось удалиться.
Вечером пришел Серик я ему рассказал о разговоре с Мухиятом, и мы вместе с ним посмеялись над его глупыми вопросами. После ужина ко мне заходила хушэ и сказала, чтобы я после десяти вечера ничего не кушал:
-Завтра будет ангиография- сказала она.

17 октября
Утром приходил доктор Али, чтобы сказать о том, что они думают по поводу моей ноги:
- мы вчера смотрели твои снимки, и заметили, что между протезом и суставом что то есть.
- ну а что это может быть?
- Мы предполагаем, что это рак. Мы думаем, что ногу нужно отрезать.
- Как отрезать? А что вылечить нельзя?
- Не думаю, что можно вылечить. Если хочешь лечить, то я могу дать тебе адрес германской клиники в Берлине там есть такой профессор Лук, съезди к нему и покажи ногу может что-нибудь и сделает.
- В германии лечение очень дорого – отказался я.
- Сделай ангиографию сосудов, может что-нибудь другое выйдет – сказал Али и второпях вышел.
На ангиографию меня забрали на моей же кровати, они не стали перекладывать меня на каталку. Обратно в номер привезли меня уже после обеда, врач ангиограф сказал мне лежать до утра и строго запретил вставать. Я хотел кушать и Серик поставил мне чай и дал покушать казы2 с лепешкой. После ангиографии состояние мое было не из веселых, мне не давала покоя мысль об ампутации ноги «неужели мне ее отрежут», тяжелые мысли одна за другой одолевали меня под конец я устал, глаза налились свинцом и я уснул.
Был вечер когда я проснулся, я открыл глаза и встретил приветливый и ласковый взгляд той самой хушэ….. Моя радость была безмерна:
- Нихао – произнес я.
- Нихао – приветливо ответила она и подала мне градусник измерить температуру.
Я попытался встать, но хушэ забеспокоилась и что то начала объяснять, запрещая мне вставать.
- Она говорит, что тебе нельзя вставать до завтра, перевел мне Серик.
- Знаю – ответил я – но если осторожно, то можно встать и сходить в туалет.
Серик перевел мои слова, но хушэ с тревогой в глазах начала мне что то говорить.
- Она говорит нельзя тебе в туалет, если хочешь то можешь лежа на кровати сделать туалет, мы тебе подадим судно.
- хорошо – согласился я улыбаясь- но я сейчас не хочу в туалет – на самом деле я не хотел в туалет, просто мне хотелось как можно больше пообщаться с этой хушэ.
- А как вас зовут? – спросил я, а Серик перевел.
- Ан-На – ответила хушэ.
- Как как ?
- Ан-На- повторила она, сияя улыбкой
- Значит Анна – произнес я ее имя на русский лад.
- А меня зовут Бакытжан – сказал я, указывая на себя – my name is Bakytzhan (меня зовут Бакытжан) – повторил я Анне на английском, видя ее непонимающий взгляд.
Анна поняла мои английские слова и повторила за мной - Ба.а.а.а.кы.ы.ы.тжан – она несколько раз повторила мое имя и засмеялась.
Мне было приятно слышать этот звонкий смех, я хотел еще, что то сказать Анне, но видя, как она торопится, не стал ее задерживать, она вышла, сказав Серику, что попозже заберет градусник.
- Что будешь смотреть? – спросил меня Серик, переключая каналы в телевизоре.
- Оставь этот канал, послушаем концерт –
Серик поставил канал CCTV по которому шел концерт там пелись китайские песни в исполнении молодых артистов и одна песня мне запомнилась очень хорошо, вернее запомнилась не вся песня, а постоянно повторяющиеся слова «Уо ай ни жунго» .
- Что такое «Уо ай ни жунго»?- спросил я Серика.
- Это означает «Я люблю тебя китай».
- А как будет «я люблю тебя»?
- Уо ай ни – ответил Серик, раздельно произнося слова.
- Уо ай ни – повторил я.
- «Уо» означает на казахском языке «я», «ай» по казахски «люблю», «ни» означает «тебя»- пояснил Серик.
- «Жунго» это значит «Китай»?- спросил я.
- Да китай.
- Интересно а мы все время называем "китай".
Мне стало интересно ведь в Европе ее называют "china", в казахстане "китай", а здесь называют "жунго" :
- Интересно, а как они свою национальность называют?
- Свою национальность они называют ханзу.
- Ммм- задумался я.
Прошло уже двадцать минут с тех пор, как хушэ Анна поставила мне градусник, о котором я уже и позабыл, но Анна не забыла, она вошла в номер и я вспомнил о градуснике и вытащил его из под мышки и передал Анне.
- Сколько показывает? – спросил я у Анны, которая рассматривала градусник.
Анна что то ответила.
- Тридцать шесть и шесть – перевел мне Серик.
Анна уже уходила, и я не мог отпустить ее вот так вот не поговорив с нею:
- Анна – произнес я.
Анна обернулась все с той же приятной внимательностью и отзывчивым сердцем.
- Анна……… Уо ай ни…… (я люблю тебя) – произнес я шутя и ожидая ее реакции.
Застигнутая врасплох Анна нерешительно посмотрела на меня.
- Уо ай ни жунго(я люблю тебя китай) – добавил я, как бы давая понять Анне, что я хотел сказать на самом деле.
Анна, конечно, рассмеялась и поспешно вышла из номера.
Я еще немного посмотрел телевизор и уснул, но проснулся среди ночи из за того что разболелась нога, я посмотрел на Серика, он крепко спал и тогда я нажал на кнопку вызова. В номер вошла Анна и зажгла свет, от которого проснулся Серик.
- Что случилось, спросил он у меня?
- Нога разболелась, скажи Анне, чтобы укол сделала.
Серик перевел мои слова, и Анна через некоторое время пришла с обезболивающим уколом, она мне сделала укол, затем аккуратно поправила подушку под моей головой и с такой же заботливостью заправила одеяло под мои ноги «Какая милая и заботливая» подумал я. Как это приятно когда человек искренне заботится о тебе как будто ты ему родной и близкий человек.
Я смотрел на Анну и не мог оторвать от нее своего взгляда, я был тронут ее теплым отношением ко мне, и мне так хотелось с нею поговорить:
- Анна, а у тебя есть парень? – спросил я уже, когда она собиралась уходить.
Серик перевел мои слова, но Анна почему-то непонятно посмотрела на меня, и промолчала, и уже собиралась уходить.
- Я хочу в туалет – заявил я вдруг, желая, подольше подержать Анну- наверное мне можно вставать я и так долго лежал?-
Но Анна не разрешила мне вставать:
- Тебе нельзя вставать до завтрашнего вечера - перевел Серик слова Анны.
- Как до вечера? Врач ангиограф сказал до утра.
- Нет, тебе нельзя вставать до пяти часов вечера, доктор Али сказал.
- Не может быть мне, и раньше делали ангиографию так я уже к вечеру вставал, а тут до завтрашнего вечера нельзя. Как это так Анна? Я не смогу так долго лежать.
Но Анна была против, она что то говорила и на ее лице я читал проявление беспокойства, тревоги и заботы ради которого я готов был общаться и еще раз общаться с Анной:
- Она говорит нужно слушаться врача. Нельзя тебе вставать. Завтра сам доктор Али придет и скажет тебе – сказал Серик.
- Хорошо- я успокоился и лег спать.

18 октября
Было восемь часов утра когда я проснулся в номер вошли медсестры отделения во главе со старшей хушэ. Это был их ежедневный утренний обход, Анна была среди них, было так приятно видеть её милую улыбку, я тоже ей улыбнулся. Как всегда проверив все ли на месте хуши ушли.
Попозже вошел доктор Али он торопился:
- Сосудистый хирург сегодня не сможет просмотреть твою ангиографию, наверное, завтра посмотрит. Я им сказал прийти. Хорошо? –
- Хорошо – согласился я - а что разве мне нужно лежать до вечера после вчерашней ангиографии? Ведь ангиографист сказал лежать только до утра-
- Да да! Тебе нужно лежать до вечера. После ангиографии нельзя двигаться целые сутки.
Я согласился, кивая головой:
- Доктор, а что вообще вы скажете о моей ноге?
- Честно говоря, мы не знаем, как лечить твою ногу, скорее всего, нужно будет сделать ампутацию.
Доктор Али при разговоре еще раз упомянул о профессоре Луке из Германии и поспешно вышел.
«Неужели я зря приехал в китай» подумал я, грустные мысли одолевали меня, «неужели в китае мне ничего не смогут сделать, и куда теперь я поеду?»
После того утреннего обхода Серик сходил на рынок принес мне казы с лепешкой, из фруктов принес гранаты, поставил мне чай и отпросился у меня до вечера по своим делам. Я отпустил его так как мне все равно лежать до пяти часов вечера без дела.
Когда я остался один хушэ принесла лист бумаги и положила на тумбочку это был счет за вчерашнее обследование, я посмотрел и удивился, оказывается вчерашняя ангиография обошлась мне в восемьсот долларов, тогда как в израиле в клинике Nem-Med за такую же ангиоргафию с меня содрали шесть с половиной тысяч долларов в восемь раз дороже чем в китае. «Ах, израиль израиль до каких пор ты будешь грешить против Бога?» плачевные мысли нахлынули на меня «Я пришел к тебе за помощью, и доверил жизнь свою тебе, но ты вместо помощи обобрал меня. Бог Всемогущий хотел, чтобы ты помог мне, но сердце твое осталось глухо к словам его. Сколько раз Бог всемогущий обращался к тебе с призывом к благочестию, но ты не услышал зов Божий. Много хорошего сделал для тебя Бог Всемогущий, но ты попрал ногами все дела его. Ах, многострадальный израиль Бог насылал на тебя страдания за жестоковыйность сердца твоего, и рассеял тебя по всей земле, а затем опять возвратил тебя в землю обетованную в надежде на благодарность твою, но ты неблагодарный не изменил сердца своего и продолжаешь усердствовать во зле. До каких пор ты будешь грешить против Бога?»
После обеда ко мне зашел Мукият, я спросил его о его брате, он сказал что плохо:
- Врачи не знают что делать.
- Вообще не знают что делать?
- Хотят еще раз взять кровь на обследование и сделать СТ.
- Все ясно.
После недолгих разговоров о брате, наш разговор опять перешел на излюбленную тему Мукията:
- Почему вы казахи в Казахстане такие лентяи?- начал он.
Я рассмеялся и даже не знал что ответить, было так смешно – А ты что видел лентяев Казахстана?
- Нет, я не видел, но я знаю. Недавно я разговаривал с одним казахом, который жил в казахстане.
- А кто он?
- Он из нашего аула. Так вот он говорит, когда он приехал в казахстан и увидел как живут казахи то удивился.
- А чему он там удивился. Да и куда он в казахстан приехал то?
- Он был в Семипалатинской области. Так вот когда он приехал в казахстан говорит «У меня ничего не было. Я купил землю, построил дом, начал заниматься сельским хозяйством: выращивал овощи и фрукты, разводил кур и гусей. Потом взял еще землю и начал там разводить овец и коров